БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

1. Искусство как социальное явление

Искусство - модель деятельности личности и отражение мира

Отдельные науки и отрасли духовной и практической деятельности осваивают различные аспекты мира, позволяют сформироваться и осуществиться тем или иным сторонам личности и соответственно создают определенные культурные ценности. Искусство же гарант восприятия мира в его целостности, хранитель целостности личности, целостности культуры и жизненного опыта человечества.

Это всемирно-историческое назначение искусства вызывает к жизни его полифункциональность, обеспечивает его необходимость и ценность для всех этапов развития человечества, несмотря на то что почти каждая из функций художественного творчества имеет своих "дублеров" в развитой общественной системе: искусство - это познание, однако есть наука, познающая мир; искусство - воспитание, но есть педагогика, занимающаяся этими проблемами; искусство - язык и средство информации, но существуют естественные языки и современные массовые средства информации; искусство - деятельность, но труд - главная форма проявления деятельной сущности человека, преобразующей мир. "Дублеры" не подменяют разнообразные аспекты полифункциональности искусства, или, наоборот, искусство не заменяет ни одну форму деятельности человека, так как воссоздает, моделирует каждую деятельность специфично. И ключ к пониманию этой специфичности заключен в тех функциях искусства, которые практически ничего не дублируют, являясь уникальной прерогативой художественной деятельности, - в эстетической и гедонистической функциях искусства.

Еще в древности было замечено, что искусство "поучает, развлекая". Через эстетическое воздействие и наслаждение, получаемое человеком в процессе художественного творчества и восприятия искусства, осуществляется и его воспитательное влияние, и информирование, и познание, и передача опыта, и анализ состояния мира, предвосхищение и внушающее воздействие. Вся эта сумма проблем неизбежно подводит исследователя к вопросу о природе человека, которая и определяет специфику искусства.

К. Маркс и Ф. Энгельс еще в XIX в. впервые подошли к рассмотрению человека с точки зрения его деятельной сущности.

Трактовку личности как действующей, творческой в русле марксистской традиции развивал А. Грамши, подчеркнувший, что человек является процессом своих действий. Такое понимание проблемы легло в основу современных размышлений о том, что структуру личности определяют основные элементы структуры человеческой деятельности.

В схеме структуры человеческой деятельности, предложенной Б. Г. Ананьевым, три элемента: труд, познание, общение. М. С. Каган дополнил эту схему еще одним элементом - оценкой и применил свое представление о человеческой деятельности к анализу природы искусства*. Однако это представление все же оказалось неполным. В выделенных М. С. Каганом типах человеческой деятельности речь не идет о деятельности, направленной, так сказать, не от субъекта вовне, а от субъекта вовнутрь**, то есть о самосозидании личности. Оно не отторгнуто от других аспектов ее деятельности и находится в зависимости от них. Этот тип деятельности обеспечивается развертыванием субъективных сил человека вовне и только через них и осуществляется. С другой стороны, только определенным образом себя сознающая личность и может вести трудовую, оценочную, коммуникативную и познавательную деятельность. Как личность есть в своей сущности совокупность общественных связей, так и ее общественные связи есть распредмечивание и самоосуществление ее сущности. Это диалектическое взаимодействие особенно важно сегодня, когда повышается роль личности во всех социальных процессах. Воспитание такой личности становится главной задачей развитого социалистического общества.

* (См.: Каган М. С. Человеческая деятельность. М., 1974.)

** (Возможна и такая типология человеческой деятельности: критика, постижение, конструирование.)

Учитывая все это, представляется целесообразным при исследовании проблем искусства опираться на модель человеческой деятельности, состоящую из двух элементов, каждый из которых, в свою очередь, делится на подэлементы.

I. Деятельность субъекта, направленная вовне: а) познание, б) оценка, в) труд, г) общение.

II. Деятельность субъекта, направленная вовнутрь: а) самопознание, б) самооценка, в) самосозидание, г) "самообщение" (автокоммуникация).

"Самообщение" может осуществляться в двух планах: во-первых, как внутреннее обсуждение сложной проблемы, взвешивание "за" и "против", внутренний монолог в форме диалога, который есть лучшее средство разыскания истины, опирающееся на диалектическую противоречивость явлений; во-вторых, как отношение, которое складывается между собственно сознанием и подсознанием. Этот план проявления личности был выявлен реалистическим искусством, овладевшим методом психологического анализа (Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский) и сумевшим раскрыть и поток сознания в его связи с обществом, и подсознательные процессы в их связи с сознанием и в их речевом проявлении.

Деятельность "вовне" и "вовнутрь" взаимосвязаны. Действуя в процессе труда, познания, оценки и общения, человек разворачивает, обогащает и развивает свои сущностные силы. С другой стороны, всякая самооценка, самопознание, самосозидаиие и "самообщение" есть процесс, не только формирующий и строящий личность, но и неизбежно выливающийся в деятельное вторжение человека в жизнь.

Воспитание личности иногда понимается как пассивное восприятие индивидом внешнего воздействия. При этом не учитываются барьеры внутренних установок личности. Можно, конечно, влиять па установки, цели и основания личности. Но такое влияние идет не через воздействие на внутреннюю структуру человека, а лишь через взаимодействие с ней. Воспитание есть всегда и самовоспитание, то есть процесс, контролируемый и корректируемый сознанием и волей индивида, процесс, не только извне идущий, но и вовнутрь направляемый самой личностью. Только с учетом этих моментов можно понять гедонистическое и эстетическое начала в искусстве как непременные и обязательные его сущностные функции. Их нельзя понять, не признав самоценности личности и роли искусства в моделирующе-формирующем воздействии не только на деятельность субъекта "вовне", но и на деятельность по конструированию собственной личности.

Когда в силу тех или иных обстоятельств своего исторического бытия искусство, моделируя личность и воздействуя на нее, сосредоточивается только на ее самоценности, возникает "искусство для искусства", которое признает за личностью ее самоценность, однако не учитывает важность ее включенности в систему общественных связей.

Столь же односторонне, а следовательно, неправомерно рассматривать человека только под углом зрения его общественной жизнедеятельности, забывая о самоценности личности, ее неповторимости, о ее собственных потребностях. Необходимо брать во внимание не только общественную ответственность человека перед историей, но и ответственность общества в целом и искусства как одного из институтов общества за судьбу и счастье личности. Предложенная M. С. Каганом модель личности предполагает, что незаменимых людей нет и что общественную функцию человека в принципе может выполнить другой человек. С учетом же двух планов человеческой деятельности - "вовне" и "вовнутрь" - оказывается, что каждый человек незаменим, личность неповторима и что личностные потребности человека должны быть не менее полно удовлетворены обществом и искусством, чем непосредственно социально полезные его потребности. При этом удовлетворение "внутренних", самоценных потребностей личности, умножая ее творческие силы, дает также и социально полезный эффект.

Искусство воссоздает жизнь в ее целостности, дабы продлить, расширить, углубить реальный жизненный опыт общественного человека. Оно - образная модель человеческой жизнедеятельности. "Дублируя" оба типа деятельности человека ("вовне" и "вовнутрь"), оно воспроизводит личность во всей ее многогранности и целостности. Оно влияет на всю структуру сознания и деятельности человека, взаимодействуя с его жизненным и художественным опытом.

Художественно-образная модель жизни в реалистическом искусстве в идеале изоморфна действительности, подобна реальности. Однако искусство не тождественно реализму. И уже романтический или классицистический образ вовсе не стремится изоморфно воспроизвести мир. Существует историческое многообразие типов художественной правды, типов исторического соответствия искусства жизни. Степень и характер такого соответствия исторически подвижны и зависят от изменений в типе и характере форм деятельности человека. Изоморфность художественно-образной модели и жизни есть не всеобщий закон искусства, а лишь один из исторических моментов в развитии художественного сознания человечества, исторически обусловленная закономерность реалистического мышления. Общей закономерностью искусства является соответствие художественного сознания исторически конкретным формам деятельности личности.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"