БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Искусство - концентрированное выражение общественной практики, обобщение "опыта отношений"

В "Тезисах о Фейербахе" К. Маркс поставил мышление в связь с общественной практикой. Это великое открытие в ходе развития пауки и общества обретает все новые и новые грани. Оно звучит особенно актуально в наше время в связи с рядом крупных открытий в психологии и физиологии высшей нервной деятельности. Современная наука показывает, что структура психики соответствует структуре деятельности животного и человека. Все перемены в человеческой психике определяются переменами в его деятельности*.

* (С разных сторон - от физиологии, психологии и философии, от искусствоведения и эстетики - идут советские исследователи (Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн, П. К. Анохин, А. Н. Леонтьев и др.) к рассмотрению природы мыслительных и художественно-мыслительных процессов.)

Животное ведет приспособительный образ жизни, и его психика соответствует этому; человеку присущ преобразовательный характер деятельности, что привело к созданию совершенно новой по структуре, по функциям, по характеру психики.

Долгое время психическую деятельность человека рассматривали как зеркальное отражение мира, как снятие слепков, снимков с действительности. Идея активности человеческого сознания, творящего мир, была чужда метафизическому материализму.

Между тем к процессу восприятия и познания окружающего подключен весь прошлый опыт человека. При этом наши анализаторы работают по принципу обратной связи: создав в мозгу синтетический образ воспринимаемого предмета, наша психика бросает его обратно на этот предмет, сверяя с ним образ и пытаясь найти в нем то, что в опыте уже содержится. И такая работа происходит до тех пор, пока не создается образ, максимально адекватный предмету. Причем по принципу обратной связи действует и механизм оценки. Иначе говоря, восприятие, ощущение, а тем более представление и оценка - это сложнейший динамический процесс.

Искусство прошлого также видело в психике человека главным образом лишь зеркало, отражающее мир. У Л. Стерна, Г. Филдинга, Ч. Диккенса герой видит предмет или видит другого человека и по поводу них высказывает свои соображения. Человек был всегда равен себе. Но уже Л. Н. Толстой стал рисовать людей в движении, в процессе. Их внутренний мир течет, то мелеет, то углубляется. Лежащий на поле Аустерлица Андрей Болконский вначале мыслью своей как бы отталкивается от облачка и от дерева, которое он видит где-то вдалеке. Он начинает мыслить об этом облачке и об этом дереве так же, как мыслил всякий герой раньше. Но потом в это мышление втягивается весь его жизненный предшествующий опыт. Другими словами, перед нами реальная картина движения психики человека, диалектика его души.

Реализм XIX в. показал, что сознание человека формируется в процессе общественной практики, психика его вбирает в себя весь жизненный опыт. И она меняется. Болконский разный на разных страницах романа. Это не просто общение с миром, это - взаимообогащение. Герой влияет на мир, и мир воздействует на героя. Сознание отражает и творит мир, и мир преобразует это сознание.

Французский психолог А. Пьерон называл новорожденного "кандидатом в человеки". Он становится полноценным представителем человеческого рода, лишь когда присваивает некоторый минимум социально-исторического опыта. В этом ему помогает мыслительная деятельность.

Мышление человека решает три задачи: 1) критическое "снятие", концентрация, систематизация социально-исторического опыта и выражение его в таких формах, которые могут присвоить люди; 2) постижение действительности в свете этого опыта и на основе новых требований общественной практики; 3) создание проектов преобразования действительности.

Многообразие мира и общественных потребностей человека вызывает к жизни многообразие форм общественного сознания. Искусство появилось для того, чтобы решать специфические задачи общественной практики по освоению и преобразованию мира. Ключ к пониманию специфики художественного мышления и особенностей искусства нужно искать в структуре общественной практики, в структуре социально-исторического опыта людей.

Только человек способен относиться к миру как к чему-то отличному от себя, и поэтому только человек становится субъектом деятельности. Но одновременно он ее объект, как элемент той или иной социальной структуры.

Будучи одновременно и объектом и субъектом деятельности, человек участвует в преобразовании социальных и природных явлений и в то же время преобразуется сам. Только в том смысле человек есть человек, в каком он есть творец. А таким творцом может быть и художник, и рабочий, и ученый - каждый, кто осваивает мир как личность и формирует его по законам красоты.

У человека две системы оценок: по объективным значениям (оценка объектов с точки зрения их значимости в общественном производстве) и по личностным смыслам (в соответствии с индивидуальным опытом человека, соединяющим в себе субъективное и исторически обусловленное).

Эстетическая оценка является личностной в том смысле, что отражает общественно-историческую устойчивую, необходимую связь субъекта с объектом. Через личное отношение раскрывается общечеловеческая значимость прекрасного предмета.

В процессе своего воздействия на аудиторию искусство формирует ее и формируется под ее обратным влиянием. "Искусство - реципиент (зритель, читатель, слушатель)" - это система с обратной связью. "Предмет искусства,- пишет К. Маркс,- то же самое происходит со всяким другим продуктом - создает публику, понимающую искусство и способную наслаждаться красотой. Производство создает поэтому не только предмет для субъекта, но также и субъект для предмета"*.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 28.)

Искусство втягивает свою аудиторию в выработку идей и заставляет читателя, зрителя, слушателя присваивать художественные идеи в личностной форме. И отсюда вытекает инвариантная множественность художественных идей: одна и та же художественная идея преломляется в разных головах по-разному. В пауке только уровень присвоения идей разный. В искусстве же различны и уровень, и содержание присвоения: человек проецирует социально-исторический опыт, заключенный в художественном произведении, на свой индивидуальный; в результате возникает его личное отношение к действительности и поднятым проблемам.

В искусстве запечатлевается не только личность художника. Отражая в произведении необходимое, устойчивое, важное для массы людей, он придает ему личностную форму, то есть раскрывает мир через себя. Тем самым художник заставляет публику присвоить его жизненный опыт, обогащенный знанием опыта других людей, как ее собственный.

Актер, например, может выразить жизнь только через себя, только через свое тело, свой голос, свою интонацию, он присваивает опыт отношений тысяч людей и передает его, перевоплощаясь в персонажи. Однако всегда этот перевоплотившийся актер остается Качаловым или Москвиным, то есть он как бы пропускает общественный опыт через призму своего "я". Коль скоро художник должен выразить опыт других людей в личностной форме, он должен сделать этот многообразный опыт своим. Художник должен как бы прожить тысячу жизней, вобрать их в себя, в свое творчество.

Неверно думать, что художественная мысль только конкретна, а теоретическая - только абстрактна. Научная мысль конкретновсеобща, она есть абстракция, схватывающая истину, которая всегда конкретна. Теоретические определения создают сетку, которой наше сознание схватывает конкретность явления. Художественный образ не только обладает всеми чертами конкретности представления, но и содержит в себе в снятом виде результаты мыслительной деятельности.

По Марксу, теория дает целостность "в качестве мысленной целостности, мысленной конкретности...". "Целое, как оно представляется в голове в качестве мыслимого целого, есть продукт мыслящей головы, которая осваивает для себя мир единственно возможным для нее способом, - способом, отличающимся от художественного, религиозного, практически-духовного освоения этого мира"*. Для художественного мышления специфична образность, потому что вне образа сочетание обобщенности и конкретности с личностной формой невозможно.

* (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 38.)

Высшие, социальные эмоции являются формой выражения, закрепления и оценки социально-исторического опыта отношений. Художественный образ исторически приспособлен для закрепления и выражения такого опыта. Человеческая психика дает оценки: 1) по значению, фиксируемые в понятиях, суждениях, умозаключениях (сфера науки), 2) по личностным смыслам (выражаются в личностных чувствах). Причем следует различать обыденные чувства и художественные, которые являются продуктом глубокого обобщения, осмысления опыта отношений (сфера искусства).

Искусство несет не обыденные, а художественные эмоции. В обыденных эмоциях переплетаются биологический и социальный опыт; художественные эмоции социальны. Биологическое в них если присутствует, то только как фон или как элемент. В обыденных эмоциях большую роль играет сиюминутное, случайное; художественные эмоции фиксируют социально-историческое, необходимое, устойчивое, важное для множества людей.

Обыденные эмоции могут быть и положительными и отрицательными. В искусстве даже трагедия вызывает положительные эмоции. Л. С. Выготский художественные эмоции назвал "умными эмоциями"; это социально ценные эмоции, их переживание доставляет эстетическое наслаждение.

Обыденные эмоции могут существовать изолированно как сиюминутные переживания; художественные эмоции существуют только в художественной системе. И те, кто не освоил эту систему, ничего не смогут пережить при встрече с искусством. Художественные эмоции - результат обобщения опыта отношений.

Сознание всегда образ действительности, концентрированное выражение опыта. Самый простой образ опыта - это ощущения, более сложный - восприятия, сложнейший - представления. Представления - переходная ступень между восприятием и понятием. Они являются обобщением широчайших слоев общественной практики, воспроизводят впечатления былого опыта и преобразуют его результаты. Представление содержит в себе как значение, так и смысл осваиваемого явления.

Понятийное начало присутствует и в художественном мышлении - порой в скрытом, а иногда и в явном (например, в литературе, где пользуются словом) виде. Поэтому идейное содержание художественного произведения очень сложно по структуре. Для того чтобы художественные представления стали достоянием аудитории, их надо объективировать. Художественный образ - это и есть объективация системы художественных представлений.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"