БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

III. Об эстетической культуре и эстетическом воспитании

Мы часто произносим слова: богатство духовного мира, гармоничное развитие личности, высокая культура. Но всегда ли с чистой совестью можем мы применить эти высокие понятия, с которыми связываем облик человека нового, социалистического общества, к тем, кого мы воспитываем, кого выпускаем из наших средних и высших учебных заведений?

Я думаю, что иногда у нас происходит подмена двух понятий - образования и культуры. К сожалению, эти понятия не всегда совпадают. Можно иметь в кармане два диплома об окончании двух вузов - технического и художественного и все-таки быть менее культурным человеком, чем кто-либо другой, не имеющий ни одного диплома, но более гармонично, более естественно развивший свой духовный мир.

Конечно, образование - важнейшая часть культуры человека, и вряд ли это требует доказательств. Но само по себе никакое специальное образование - ни техническое, ни художественное - не гарантирует еще уровня культуры человека, то есть того важного, что мы хотим видеть в людях нашего общества.

Разговор о культуре человека приводит нас обязательно к вопросу о связи науки и искусства, о связи их в жизни вообще, в воспитании, образовании детей, юношества, молодежи в частности и, пожалуй, в особенности. При этом я хотел бы подчеркнуть, что речь идет не просто об изучении художественной культуры, хотя это само по себе очень важно и необходимо для каждого человека; речь идет о том, что если из системы воспитания выпадает художественная культура, то сила воздействия всей системы неизмеримо ослабевает. Без искусства падает коэффициент полезного действия любого воспитательного начинания, любого участка воспитательной работы.

Вспомним хотя бы трудные годы войны. Огромную роль в армии играло умное слово политработника, воздействовавшее на сознание солдат, офицеров, - всех, кто воевал на фронте и в тылу.

Но вспомним и то, какую большую роль играло в те годы и искусство, ну хотя бы только песня. Вот где наглядно обнаруживала себя необходимость единства воздействия и на интеллект, и на душу человека, и на его сердце. "Священная война" А. В. Александрова - вот образец песни (а ведь их было не мало!), которая по силе своего воздействия должна быть приравнена к самому мощному оружию; но ведь даже самое мощное военное оружие действует не само по себе, а когда находится в руках человека.

И сегодня, в пору мирного строительства, самая совершенная машина, самый совершенный аппарат действуют хорошо тоже лишь тогда, когда находятся в руках человека, умеющего не только думать, но и чувствовать. <...>

Научное познание мира, наука связаны с мышлением, хотя, конечно, нет ни одной научной дисциплины, которая была бы свободна от эмоций, если она по- настоящему преподается и человек по-настоящему ею занимается. Я думаю, что, если человек науки лишен эмоций, это плохой человек науки.

Все законы, связанные с чувственным, эмоциональным познанием мира, сосредоточены в искусстве, хотя, конечно, по аналогии можно сказать, что нет искусства, свободного от мысли. И если деятель искусства освобождает себя от необходимости думать, я уверен - это плохой деятель искусства, и ничего толкового в искусстве он не создаст.

Итак, мы приходим к неоспоримому факту, что культура человека держится на двух ногах: на науке и на искусстве. И на какую бы ногу человек ни хромал, ему всегда трудно идти. И допускать это в области воспитания, образования человека нельзя!

Ведь мы часто видим, что рядом с портретом величайшего, мудрейшего человека - Владимира Ильича Ленина пишутся его слова: "Искусство принадлежит народу". Но как часто мы забываем спросить себя, о каком искусстве говорил Ленин, какое искусство он хотел сделать достоянием человека?

И получается нередко, что человек, чей эстетический мир исчерпывается пошленькой эстрадной песенкой, которых у нас звучит сейчас столько, что страшно становится: как бы не потонуть в этом море пошлости, - полагает, что он живет уже в соответствии с ленинской мечтой. Так же, возможно, думает и тот, кто, не умея играть на гитаре, бренчит на ней на каждом перекрестке.

А тут следовало бы вспомнить, какое искусство имел в виду В. И. Ленин, вспомнить о том, что В. И. Лении очень любил и простую песню - народную, революционную, - но вершиной музыки для него всегда оставались Бетховен и Чайковский! Забывать об этом нельзя - это неминуемо ведет к упрощенному и искаженному решению вопроса о роли искусства в жизни человека.

Почему, например, так часто на праздничных торжественных концертах звучат у нас не вершины искусства, а лишь то, что легко и просто развлекает человека, не обогащая ни его ум, ни его сердце?!

Ведь искусство существует не только для развлечения, - хотя и такое "развлекательное" искусство тоже, конечно, не может быть изъято из жизни человека. Но все же, в первую очередь, жизненное предназначение искусства в том, чтобы делать человека духовно богаче, умнее, сердечнее, гуманнее, добрее, лучше во всех отношениях. Искусство должно помогать человеку формировать его мировоззрение, его нравственные идеалы. Это же важнейший вопрос!

Когда мы говорим о борьбе с такими уродливыми явлениями жизни, как алкоголизм или правонарушения, имеем в виду, что внутренняя причина этих отвратительных явлений, тормозящих движение нашей жизни вперед, - недостаточно высокий уровень духовной культуры тех, кто совершает эти проступки, а то и преступления.

А вспомните другой вопрос - об антирелигиозной, атеистической пропаганде. Н. К. Крупская с глубокой убежденностью говорила (а она-то уже понимала, что такое воспитание личности человека!), что мы с религией не покончим до тех пор, пока искусство не станет действительным достоянием всего народа, как об этом мечтал В. И. Ленин.

А ведь у нас очень часто пропагандист-атеист не имеет в своем распоряжении ничего, кроме простой кафедры и нескольких брошюр, в то время как служители церкви всегда брали себе на вооружение все виды искусства, все лучшее из искусства, что они могли привлечь. Завлекая людей красотой искусства и внушая мысль, будто это сама "церковность" вызывает в людях какое-то особое духовно-возвышенное и взволнованное состояние, религия вкладывала в сознание людей свои вреднейшие идеи, свою реакционную идеологию.

Неравные условия создаются тут часто для соревнования между пропагандистом-антирелигиозником и священником; между брошюрой, написанной к тому же подчас сухим, казенным языком, и хотя бы одним лишь красивым хоровым пением.

И здесь мы опять приходим к тому же вопросу - о единстве науки и искусства в воздействии на духовный мир человека, в воспитании человеческой личности. И об этом вовсе не обязательно должны говорить только люди искусства. Здесь среди вас, очевидно, много историков. И я позволю себе привести слова нашего мудрого историка М. В. Нечкиной, которые я прочитал в ее интереснейшей статье "Функция художественного образа в историческом процессе", напечатанной в сборнике "Содружество наук и тайны творчества". Мне думается, что слова эти с очень большой точностью, чуткостью и страстностью определяют существо вопроса. Вот эти слова:

"Литература, музыка, живопись, скульптура, театр создают неизмеримое, совершенно изумительное расширение личного жизненного опыта. Если представить себе, что эта функция их выпала из исторического процесса, опыт одного человека ссыхается и сужается до границ его переулка. Если человек сохранит в голове даже решительно все почерпнутое из учебников политграмоты и географии, у него все равно не будет гигантского личного опыта - знакомства с сотнями и тысячами образов своих современников и людей предшествующих поколений. Из его души исчезнут сотни моральных проблем и высохнет море глубоких человеческих чувств. Решительно уменьшится то, что он может дать своей эпохе".

Наш век принято называть веком научно-технической революции. Как же это отражается на искусстве? Зачастую влияние научно-технической революции на искусство видят лишь в том, что современное искусство должно быть более лаконичным, острым, динамичным, короче говоря, ограничиваются тем, что закономерности современной техники стремятся перенести на духовный мир человека. Да еще начинают об искусстве говорить языком науки. Сейчас чуть ли не на каждом шагу можно услышать, что, например, симфония Чайковского богата не жизненным содержанием, а богата информацией. Вот как понимают иногда связь научно-технической революции с искусством.

А дело-то ведь заключается в другом. Научно-техническая революция благодаря появлению таких средств массового распространения искусства, как радио, телевидение, грампластинка, киноэкран, сделала искусство доступным для каждого человека, в любое время, где бы он ни жил. Но человек должен быть подготовлен к тому, чтобы воспринять это великое достижение нашей эпохи, чтобы воспринять подлинное искусство и научиться понимать, что в нем хорошо, а что в нем плохо. Человек должен понять и почувствовать, что искусство существует не просто для его забавы, а чтобы помочь ему стать настоящим человеком.

Если бы целью, назначением искусства было бы только развлекать, забавлять человека, то не стал бы В. И. Ленин бороться за то, чтобы оно стало достоянием всего народа. И в его собственной жизни не играло бы тогда искусство такой большой роли. Ведь искусство с детских лет входило в его жизнь как неотъемлемая часть всего его воспитания и образования.

Я сейчас говорю о науке и искусстве, не затрагивая проблемы труда, трудового воспитания, поскольку проблема эта совершенно очевидна и бесспорна - труд лежит в основе воспитания личности. Сейчас я хочу лишь подчеркнуть, что труд входит одинаково и в науку и в искусство; наука теснейшим образом связана с трудом, так же как с трудом связано и искусство.

К примеру, представители нашего славного хореографического искусства могут сказать, какой напряженнейший труд предшествует тому, чтобы девушка или юноша независимо от возраста оказались способными выйти на сцену и принести радость сидящим в зале людям, обогатить их, чтобы после встречи с настоящим искусством человек вышел из зала, из театра лучше, умнее, Добрее. Право же, когда человек "развлекался" в атмосфере невероятного грохота электрогитар, он не выйдет ни лучше, ни добрее, ни умнее.

Я не против эстрады, но я за хорошую эстраду. Симптоматично, что сегодня при входе в некоторые рестораны Японии появились объявления: "Заходите к нам спокойно, у нас нет электрогитар". Но я уверен, что мы поймем, "что такое хорошо и что такое плохо", и наши электрогитары не задушат ни Моцарта, ни Бетховена, ни Чайковского, ни Рахманинова, ни Шостаковича, ни Дунаевского.

Здесь мне могут задать вопрос, что я думаю в связи со всем сказанным по поводу художественных учебных заведений. Я уже сказал, что прихрамывание на любую ногу - будь то наука или искусство, - одинаково плохо. Мы знаем музыкантов, которые умеют играть на рояле, или балерин, которые умеют танцевать, но которых мы не назовем людьми по-настоящему культурными. Есть здесь, однако, одна особенность, на которую нельзя закрывать глаза: будущий артист балета, будущий музыкант, будущий художник, будущий писатель, будущий режиссер обязательно проходит в школе полный десятилетний курс общего научного образования, точно такой же, как и сидящий рядом с ним на одной парте будущий химик, будущий математик, будущий инженер, будущий рабочий, будущий строитель. А вот они - будущие химики, математики, инженеры, рабочие, строители не получают зачастую даже самого элементарного эстетического образования и воспитания. Вот в чем разница. Вот в чем однобокость, искривленность нашей школы, которую нужно исправить.

Возьмите хотя бы курс истории, который преподают у нас в школе. Посмотрите на наши учебники истории. За исключением учебников для первых классов средней школы, особенно, пожалуй, отличного учебника для пятого класса, из учебников истории практически изъята художественная (да и только ли художественная?!) культура. Учебники истории для учащихся старших классов, где происходит самый важный процесс формирования мировоззрения наших юношей и девушек, представляют "историю без культуры". Ведь есть события, факты, которые, образно выражаясь, остаются "в гробу истории". Эти события и факты, конечно, нужно знать. Но ведь есть история, которая "не лежит в гробу", а живет сегодня рядом с нами, вместе с нами, на соседней улице, в концертном зале, в театре, в художественной галерее. Это и есть та художественная культура, в которой сохраняет, увековечивает себя история, продолжая сегодня жить рядом с нами, воздействуя на наших учащихся. И именно эта - живая история практически изъята из школьных учебников, и школьная история преимущественно изучает то, что (я уверен, что вы понимаете образность этого выражения) "лежит в гробу истории". Мы изучаем биографии императоров, которые управляли государствами столетия тому назад, действия полководцев, которые воевали столетия тому назад, границы государств, которые давно уже не существуют. Все это знать надо. Но только ли это нужно знать?!

А разве можно лишь с помощью одних учебников понять, скажем, каким образом происходил переход от средних веков к Новой истории, если не знать музыки Баха, истории его жизни, не знать, например, что он был изгнан из церкви святого Фомы в Лейпциге, где играл на органе, за то, что его музыка мешала верующим сосредоточиться на религиозном настроении. Эпиграфом ко многим сочинениям Баха, воспевавшим нового человека устремленным в будущее, мне всегда хочется поставить слова М. Горького: "Человек - это звучит гордо!" Все это вновь и вновь заставляет вспоминать слова К. Маркса и Ф. Энгельса: "...человек утверждается в предметном познании мира не только через посредство мышления, а и через посредство всех чувств" (подготовительная работа для "Святого семейства").

Можно вырастить два типа специалистов. Оба они будут формально знающими специалистами. Но один из них будет специалистом-ремесленником, а другой - специалистом творческим. Один будет жить и трудиться в заданных ему границах "от и до", другой никогда не удовлетворится такими границами и всегда будет стремиться выйти за их пределы, двигаться дальше, искать новое и лучшее. Специалист-ремесленник, хочет он того или не хочет, тормозит движение нашего общества вперед, даже если он вполне добросовестно выполняет свои обязанности. Творческий специалист всегда стремится к лучшему, к новому, двигаясь вперед, сам он всегда способствует поступательному движению общества.

Свои размышления на эту тему мне хочется закончить словами уверенности, что в таком важном звене образования, как среднее специальное образование, добившись единства интеллектуального и эмоционального воспитания и помня о нерасторжимой связи науки и искусства, мы будем воспитывать только гармонично развитых творческих специалистов.

Из выступления на Всесоюзном совещании работников среднего специального образования, Москва, 1975.

* * *

Уважаемые товарищи депутаты! Я хочу сосредоточить ваше внимание на вопросе об эстетическом воспитании учащихся. Вопрос этот имеет огромное значение для всей культуры народа. Еще в 1918 году в первых декретах Советской власти о школе было сказано, что воспитанию эстетическому, как и физическому, должно быть отведено видное место, а в Программе нашей партии записано, что партия будет неустанно заботиться об эстетическом воспитании всех трудящихся.

На важную роль эстетики в коммунистическом воспитании последовательно и настойчиво указывают нам партийные и правительственные решения, включая последние решения ЦК КПСС и Совета Министров СССР о среднем и профессионально-техническом образовании.

В обсуждаемом сегодня проекте Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании эстетическое воспитание отнесено к числу главных задач общеобразовательной школы и профессионально-технических училищ.

В последние годы заметно возросло внимание к теории и особенно к практике эстетического воспитания. Во многих республиках и городах созданы советы по эстетическому воспитанию, которые возглавляют видные деятели педагогики, культуры, искусства, руководящие партийные и советские работники.

Советы по проблемам эстетического воспитания созданы министерствами просвещения СССР, Российской Федерации и ряда других республик. Больше и лучше стали помогать школе творчеством и организационно- воспитательной работой союзы композиторов, художников, писателей.

Мне хочется верить, что в недалеком будущем вопрос этот станет предметом специального обсуждения на одной из сессий Верховного Совета СССР. Ведь эстетическое воспитание народа признано в нашей стране делом партийной и государственной важности, делом общенародного значения.

Речь идет не только об искусстве, как иногда неверно думают, хотя, конечно, и об искусстве тоже, поскольку искусство - основа и опора эстетического воспитания. Речь идет о гораздо большем - о воспитании нового человека, о строительстве нового общества, которое, по словам Маркса, человек должен созидать не только по законам физической потребности, но также и по законам красоты.

Борьба за утверждение в нашей жизни законов красоты имеет тем большее значение, что на протяжении многих веков классовое общество эксплуататоров создавало свод своих законов - законов уродства: эксплуатация человека человеком, расовая дискриминация, утверждение права богатого и сильного. Мы хорошо знаем эти законы, которые, помимо всего, лишали подавляющее число членов общества права на творчество, права на красоту.

В основу нашего социалистического общества сразу же после Великого Октября были положены высокоидейные и высоконравственные законы красоты. Почва для возникновения законов уродства исчезла навсегда. Но не исчезли еще люди, живущие по этим чуждым нам законам. По законам уродства живут взяточники и бюрократы; по законам уродства живут пьяницы, хулиганы и бандиты; по законам уродства живут националисты и шовинисты. И конечно же, по законам уродства живут халтурщики и пошляки от искусства, распространяющие дурные вкусы, калечащие духовный мир людей, особенно молодежи.

В сознании народа всегда смыкались понятия "хорошо" и "красиво". В народе говорят: "Душевная красота человека", подразумевая хорошие качества человеческой души, или: "Некрасиво выразился", то есть сказал что-то нехорошее. Подмечали: "Прожил красивую жизнь", иначе говоря, хорошо прожил жизнь.

Эстетическое воспитание и есть воспитание в человеке способности понимать и любить красоту в самом высоком смысле этого слова, во всех ее проявлениях, воспитание способности жить и трудиться по законам, в которых нерасторжимо связаны красота, нравственность и идейность, стремление в опоре на эти законы активно участвовать в строительстве коммунизма. А поскольку в этом строительстве участвуют люди всех профессий, весь народ, то эстетическое воспитание, точно так же, как грамотность, должно быть у нас всеобщим.

Я хочу высказать несколько соображений и внести несколько предложений по обсуждаемым вопросам.

Если школа - фундамент культуры народа, то в дошкольные годы создается почва, на которой этот фундамент может быть успешно заложен. Откуда мы еще в самые ранние детские годы узнаем, что существуют на свете благородство и подлость, смелость и трусость, верность и предательство, любовь и ненависть? Откуда мы узнаем, что такое хорошо, а что такое плохо? Конечно, и от взрослых. Но больше всего из сказок, песенок, книжек, из картинок, детских кинофильмов, спектаклей. Словом, из искусства. Оставляя неизгладимое впечатление на всю жизнь, оно уже в эти ранние годы дает нам уроки не только красоты, но и уроки морали, нравственности и идейности. И чем богаче и содержательнее эти уроки, тем легче и успешнее идет дальнейшее развитие духовного мира детей.

Качество и количество этих уроков в первую очередь зависят от родителей и от воспитателей детских садов. Поэтому я считал бы необходимым задачу эстетического воспитания поставить в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании не только перед школой и профтехучилищем, но также перед дошкольными учреждениями и обязательно перед родителями.

Наибольшие успехи в эстетическом воспитании школьников связаны у нас с развитием внешкольной самодеятельности. Я не касаюсь сейчас в общем очень хорошо поставленного у нас профессионального образования детей и молодежи в области искусства. Успехи самодеятельности очень велики. У нас есть отличные студии и кружки: музыкальные, литературные, художественные, театральные, кинематографические. Бесчисленное количество детских рисунков заслуженно получает награды на выставках во всех концах мира. Многие детские музыкальные, и особенно хоровые, коллективы смело выдерживают сопоставление с лучшими образцами профессионального искусства.

Но внешкольная работа никогда не может и не сможет заменить учебную работу в школе хотя бы уже потому, что она не обязательна и охватывает все же очень небольшую часть всех учащихся.

В Отчетном докладе Центрального Комитета КПСС XXIV съезду партии прозвучали слова: "С продвижением нашего общества по пути коммунистического строительства возрастает роль литературы и искусства в формировании мировоззрения советского человека, его нравственных убеждений, духовной культуры"*.

* (Материалы XXIV съезда КПСС. М" 1971, с. 87.)

Но вот в школе преподавание эстетических предметов и вообще эстетическое воспитание в целом пока остаются самым уязвимым звеном. Уроки музыки кончаются в седьмом классе, уроки изобразительного искусства - в шестом. К тому же уроки эти из-за нехватки учителей ведутся меньше чем в одной трети всех школ. Причем в начальных классах их положено вести учителям общеобразовательных предметов, как правило, не имеющим для этого специальной подготовки. Художественная культура нового и новейшего времени практически почти изъята из школьного курса истории. В последних трех классах, когда учащимся особенно нужна помощь литературы и искусства в формировании их мировоззрения, нравственных убеждений и духовной культуры, школа оказывает им эту помощь в очень малой мере, а в педагогических учебных заведениях курс эстетики, если и ведется кое-где, то факультативно, то есть ни для кого не обязательно. В результате учителя даже истории и обществоведения часто не в состоянии ознакомить учащихся с такой существенной стороной истории человечества, как веками создававшаяся художественная культура.

Полагаю, что все это результат недооценки эстетического воспитания в школе со стороны Министерства просвещения СССР и Академии педагогических наук СССР.

Но было бы несправедливо умолчать о том, что немногим более двух лет назад Министерство просвещения СССР приняло очень важное решение, которым определен десятилетний план развития работы по эстетическому воспитанию учащихся. Этот план предусматривает обеспечение всех школ страны к 1980 году квалифицированными учителями музыки и изобразительного искусства, оборудование кабинетов для занятий по этим предметам, создание новых программ и учебников" развитие научной работы и улучшение системы подготовки учителей.

Необходимо, чтобы это решение было выполнено в срок и в полном объеме. Для этого следует сегодня же принять действенные меры. Вероятно, для этого, как и вообще для решения кардинальных вопросов эстетического воспитания, надо объединить усилия Министерства просвещения СССР, Министерства культуры СССР, Министерства высшего и среднего специального образования СССР и Государственного комитета Совета Министров СССР по профессионально-техническому образованию. Думаю, что не обойтись здесь и без энергичных усилий комсомола, который может и должен сыграть большую роль в решении этих вопросов.

Необходимо также путем целевых выборов пополнить состав Академии педагогических наук СССР - штаба педагогической работы - группой деятелей искусств, специалистов по эстетическому воспитанию.

Нынешний состав академии, в котором из 128 членов лишь два представляют искусство (один писатель и один композитор), не в силах уделить хотя бы должного внимания проблемам эстетической культуры учащихся, не говоря уже о руководстве этой областью.

Важнейшим условием совершенствования работы по эстетическому воспитанию учащихся школ и профессионально-технических училищ было бы создание журнала "Эстетическое воспитание". Двигаться дальше в этой области, не имея журнала, который давал бы идейное и методическое направление всей работе, решительно невозможно.

Исключительно большое значение имеет эстетическое воспитание в профессионально-технических училищах. Именно тут надо искать один из главных ключей к решению проблемы качества продукции.

Недавно в передовой статье одной из центральных газет я прочитал такие слова: "Мы хотим, чтобы дети учились в красивых, светлых, удобных школах. Для этого нужны современные типовые проекты". Конечно, современные проекты нужны, но этого мало. Чтобы построить действительно красивую школу, нужно, чтобы все, кто ее будет строить, хорошо понимали и чувствовали, что такое красота, любили бы ее и питали отвращение ко всякому уродству.

Это относится не только к архитекторам, которые, кстати, часто не узнают своих проектов, когда они претворены в жизнь. Это относится ко всем строителям, в наибольшей мере к рабочим всех специальностей, которые своими руками дают жизнь любому проекту. И так в любой области народного хозяйства.

Сейчас многое делается для воспитания эстетической культуры молодых рабочих. В программах по эстетическому воспитанию для сельских и городских профессионально-технических училищ есть такой примечательный пункт: "Значение эстетического воспитания для приобретения высокого профессионального мастерства". Это очень хорошо. Но не следует ли в соответствующем разделе Основ законодательства о народном образовании подчеркнуть эту особую роль эстетического воспитания для молодого рабочего в качестве необходимого условия выработки его высокого профессионального мастерства?

Два слова о сельской школе. Есть серьезное препятствие на пути привлечения в село квалифицированных учителей музыки и изобразительного искусства: малокомплектность большинства школ на селе, не обеспечивающая полной учебной нагрузки, а следовательно, и полной ставки заработной платы. Решить эту проблему, мне думается, можно только путем установления учителям эстетического цикла, как это сделано для учителей физкультуры, полного оклада независимо от учебной нагрузки, с догрузкой внеклассной и воспитательной работой, руководством разными формами самодеятельности, подготовкой и проведением праздников и т. п. Потребность в такой работе на селе очень велика, и важность ее трудно переоценить. Учитель - музыкант и художник, живя в селе и участвуя в его общественной жизни, может сыграть большую роль в поднятии уровня всей культурной жизни села, в создании той духовной атмосферы, которая в селе нужна ничуть не меньше, чем в городе.

Большая ответственность за успешное осуществление программы общеобразовательного эстетического воспитания детей, юношества и молодежи лежит, естественно, на нас, деятелях искусства.

Когда В. И. Ленин выдвинул тезис о том, что искусство должно принадлежать народу, он имел в виду не то легкое развлекательное искусство, которое занимает сейчас во всем мире да и кое-где и у нас, к сожалению, непомерно большое место, а то подлинное искусство, которое всегда создавалось и сегодня создается в опоре, твердой опоре, на законы красоты и поэтому обладает не только эстетической, но также нравственной и идейной силой. Создание такого искусства - цель нашего творчества, смысл и радость нашей жизни. Именно такое искусство - опора эстетического воспитания, потому что оно несет в себе передовые гуманистические принципы нашего общества, нашей коммунистической идеологии. И конечно, мы умножим свои усилия, чтобы и творчеством и педагогическо-воспитательной работой еще более энергично помогать формированию духовного мира юного поколения нашего народа.

Мы горячо одобряем представленный Верховному Совету проект Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании и примем самое активное участие в претворении нового Закона в жизнь.

Товарищи депутаты! Я хочу в заключение обратиться непосредственно к вам, сидящим в этом зале. Когда речь идет о воспитании нашей смены, мы не можем весь гигантский труд, связанный с решением этой сложнейшей задачи, возложить только на плечи учителей и воспитателей по профессии, по должности. Все мы в той или иной мере - и учителя, и воспитатели, все мы имеем дело с детьми, подростками, с молодежью. В конце концов, большинство из нас - родители, у нас есть свои дети, а у многих, я думаю, и внуки. Если каждый из нас приложит свою личную долю усилий, чтобы помочь решению задач, выдвинутых Партией и Правительством в области народного образования, наши избиратели скажут нам спасибо. Ведь речь идет об их будущем, о будущем их детей, о нашем общем будущем, о будущем народа нашего государства. Речь идет о коммунистическом обществе, в котором будут безраздельно господствовать высокие, благородные, прекрасные законы красоты!

Речь на шестой сессии Верховного Совета СССР восьмого созыва, июль 1973.

* * *

Уважаемые товарищи депутаты! Обсуждаемый сегодня проект Закона СССР об охране и использовании памятников истории и культуры заставляет нас думать не только об охране культурных ценностей, принадлежащих советскому народу, но также об их предназначении и использовании, об их огромном познавательном, воспитательном и эстетическом значении. Новый Закон последовательно развивает ленинские принципы культурной революции в нашей стране. Напомню, что еще в 1917 году в красном Петрограде прозвучали слова воззвания Совета рабочих и солдатских депутатов: "Граждане, не трогайте ни одного камня, охраняйте памятники, здания, старые вещи, документы - все это ваша история, ваша гордость. Помните, что все это почва, на которой вырастает ваше новое народное искусство".

В докладе тов. Демичева П. Н. и содокладе тов. Федосеева П. Н., которые мы только что слушали, приведено много примеров бережного, любовного отношения к культурным памятникам прошлого, равно как к культуре, создаваемой сегодня советским народом. Несомненно, многие из нас могут увеличить число этих примеров. Я, например, назвал бы такие города, где сам, своими глазами видел плоды истинного понимания роли культуры, искусства в жизни народа: Ленинград, Новгород, Горький, Ростов Великий, Тбилиси, Самарканд, назвал бы Эчмиадзин и Эрибуни в Армении.

В знаменитом своими революционными традициями Мотовилихинском районе Перми, в центре мемориального ансамбля, на так называемой "Вышке", горит единственный в стране Вечный огонь Славы, посвященный памяти героев баррикадных боев первой русской революции 1905 года. Мне, как депутату от Пермской области, приятно сказать о том, что пермские партийные, советские и общественные организации, мотовилихинские рабочие бережно относятся к этому уникальному мемориалу, превратили его в светлый источник научно-пропагандистской работы, патриотического, нравственного и эстетического воспитания огромного количества людей, в том числе школьников, рабочей и студенческой молодежи.

Как пример комплексного подхода к охране культуры прошлого и к созданию современной социалистической культуры, я привел бы то, что видел в Литве. В Вильнюсе сохранены и тщательно реставрированы кварталы старого города с остатками древней крепостной стены, одновременно выстроен новый район Лаздинай, сочетающий современную архитектуру со сложным рельефом местности и прекрасным ландшафтом. Это, несомненно, одно из вершинных достижений современного градостроительного искусства и справедливо удостоено Ленинской премии. В маленькой деревне Жюрай бережно сохраняются давние традиции замечательного мастерства народных ткачих и редкого по красоте пения старинных народных песен. А неподалеку- только что созданные руками народных умельцев деревянные скульптуры, украшающие "дорогу Чюрлёниса" и наглядно свидетельствующие о подлинно всенародной любви к выдающемуся литовскому художнику и композитору. Там, где сказочной красоты озера, леса и долины сливаются в единую прекрасную картину природы - в Райгардасе, я увидел щит со словами: "Ландшафт охраняется государством". А в нескольких десятках километров - мемориальная деревня Пирчюпяй с широко известным монументом гневно-скорбной матери, созданным литовским скульптором Йокубонисом. Сотни тысяч людей, приезжающих со всех концов страны в эту деревню, все жители которой были варварски сожжены фашистами, получают здесь такой заряд патриотического вдохновения, какого не дадут никакие лекции, никакие доклады.

То же самое я, конечно, могу сказать и о других монументальных памятниках тем, кто погиб в годы борьбы с фашизмом, прежде всего о потрясающей силы белорусском мемориале "Хатынь".

Не могу я хоть кратко не сказать об очень добром начинании наших ребят - пионеров и комсомольцев, ведущих поиски по дорогам войны. Имена многих героев, казалось, исчезнувших в огне Великой Отечественной войны, найдены юными следопытами, многие памятные места, связанные с подвигами советского народа, раскрыты ими, а скольким людям вернули они отцов и матерей, братьев, сестер и детей или хотя бы нашли следы их подвигов и их гибели! Эти поиски обогащают сердце и ум самих ребят, укрепляют их патриотические чувства, их веру в человека, в подлинную красоту. Ведь подвиг - это высшее проявление красоты человеческого духа. Вот она, нерасторжимость идейности, нравственности и эстетического начала в жизни человека!

Но мы не имеем права умолчать и о том, что не всегда и не всюду проявляется достойное, мудрое и сердечное отношение к памятникам истории и культуры. Об этом говорилось сегодня и в докладе и в содокладе, об этом мы нередко читаем в печати, слышим по радио, видим это на телевизионных, и киноэкранах. Примеры невнимательного, непродуманного, бездушного отношения к ценностям культуры знакомы, вероятно, многим из нас. К сожалению, беда эта не прошла мимо некоторых даже самых дорогих нам, самых славных наших городов. Новый Закон - мы верим в это - приостановит проявление такого отношения к ценностям культуры и поможет разумному сочетанию новаторского движения вперед с сохранением и развитием жизненных традиций прошлого.

Новый Закон неизбежно вызовет необходимость постановки и разработки некоторых важных проблем, связанных с развитием культуры всего нашего народа. Прежде всего я указал бы на необходимость серьезного пересмотра того, как изучается история в общеобразовательной школе, в средних и высших - в первую очередь педагогических - учебных заведениях. Чтобы ценить, любить и беречь культурное наследие, надо знать его. К сожалению, школа заботится об этом мало и к тому же со странным перекосом: лучше всего изучается культура древного мира и средневековья, хуже всего - культура нового и новейшего времени, особенно современности. Но даже те несколько страниц в учебниках истории для старших классов, которые посвящены художественной культуре, как правило, в школьной практике опускаются, так как значительная часть учителей не подготовлена к этим занятиям: ни в одном педагогическом учебном заведении не существует систематического курса художественной культуры.

А ведь и тут есть поучительные примеры. В Ленинграде почти во всех школах одного из рабочих районов города - Кировского - для учащихся старших классов ведется курс мировой художественной культуры. При районо созданы курсы для учителей, а в педагогическом институте имени Герцена, пока в единственном из всех институтов, читается спецкурс по мировой художественней культуре для будущих учителей. Пример, заслуживающий всемерной поддержки и широкого распространения.

Как музыкант, я не могу не сказать несколько слов о музыке. В статье 5 проекта нового Закона к документальным памятникам отнесены записи фольклора и музыки. Естественно, фундаментом этого раздела являются записи народной музыки - чудесного богатства, создававшегося народом в течение многих столетий. Народную музыку всегда отличают глубина чувств и мыслей, нравственная чистота, безграничная любовь к Родине и безупречный художественный вкус. В этом ее сила и немеркнущая ценность.

Но какая нам радость от того, что в библиотечных фондах в идеальном состоянии будут храниться записи народных песенных богатств, а мы будем слушать мелодии этих песен, превращенные в твисты и шейки, "обработанные" в модных, с Запада пришедших стилях, абсолютно чуждых нашей музыке! Народные мелодии задыхаются, гибнут в грохоте электрифицированных ансамблей, в надрывном крике певцов, страдающих губительной для искусства болезнью - дурным вкусом. Разве такое отношение к богатствам народной музыки не подвластно Закону СССР об охране и использовании памятников истории и культуры, о бережном к ним отношении? Всем, кто связан с пропагандой музыки, прежде всего, очевидно, нам - Союзу композиторов СССР - надо задуматься об этом серьезнее, чем задумывались до сих пор.

И наконец, последнее. По памятникам прошлых эпох мы судим о жизни и культуре этих эпох. Так и наши потомки будут судить о нашей культуре, о нашей жизни по тем материальным и духовным ценностям, которые мы все создаем в наши дни, в какой бы области, в какой бы профессии ни работали. Новый Закон учит нас ценить, беречь лучшие памятники истории, учиться на них, сверять с ними свои идейные убеждения, нравственные и эстетические идеалы. Но этот же Закон учит нас оберегать творимую сегодня культуру от безыдейности, бездумности, безвкусия, учит воплощать в ней лучшие черты нашего народа, нашей эпохи.

В этом глубокое теоретическое значение и действенная, практическая сила нового Закона. Я убежден в том, что он с огромным удовлетворением будет встречен всем нашим народом и покажет миру еще один яркий пример того, какое внимание к развитию духовной культуры народа проявляют Коммунистическая партия и органы высшей власти Советского Союза.

Речь на пятой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва, октябрь 1976.

* * *

Уважаемый Константин Устинович, разрешите мне от имени деятелей советского искусства сердечно поздравить Вас с избранием на высокий пост главы Советского государства, пожелать Вам здоровья, счастья и успешного выполнения огромных планов, начертанных Вами и жизнью, которые, мы не сомневаемся, будут под Вашим руководством выполнены во имя нашего народа, во имя мира на всей земле!

В Вашем лице разрешите заверить Верховный Совет Советского Союза, Коммунистическую партию Советского Союза, Центральный Комитет и Политбюро в том, что советское искусство всегда было и всегда будет вместе с народом, вместе с партией. В этом наш смысл, в этом наша радость, в этом наша сила. Мы и впредь всегда будем вместе с народом и с партией.

Уважаемые товарищи депутаты! По справедливости высоко оценивая успехи, достигнутые нами в различных отраслях, областях и на всех уровнях народного образования, мы в то же время на протяжении уже многих последних лет остро начинали ощущать, что успехи эти недостаточны и что они отстают от требований жизни, порой даже расходятся с этими требованиями. Нарастала необходимость в коренной перестройке школы - именно в коренной перестройке, в реформе, а не в частных улучшениях отдельных ее звеньев. Это становилось все яснее и яснее.

Вот почему разработанные Центральным Комитетом КПСС Основные направления реформы общеобразовательной и профессиональной школы были восприняты широчайшими кругами народа с удовлетворением и, я бы сказал, с особым оптимизмом. Люди разных поколений, разных профессий, по-разному связанные со школой, находили в этом документе отражение своих мыслей, своих тревог, своих надежд, черпали новые идеи, находили ответы на свои вопросы, получали поддержку своим начинаниям.

В числе наиболее актуальных проблем школы остро поставлена в проекте реформы проблема профориентации учащихся, проблема выбора профессии. В течение многих лет лозунг: "Перед молодежью все пути открыты" - был своего рода символом конституционного права на свободное развитие личности в социалистическом обществе. Однако на практике этот лозунг стал зачастую трактоваться: "Иду куда хочу" - или даже так: "Пойду куда получится".

Осознанная или обоснованная свобода выбора стала иногда подменяться произволом или случайностью, дорого обходившимися государству. Прежде всего скажу о заметной нехватке специалистов некоторых очень нужных государству профессий: квалифицированных рабочих в промышленности, в сельском хозяйстве, школьных учителей, медицинского персонала и других.

Это ставит перед школой очень серьезные задачи - задачи трудные. Сегодня школа вооружает или, во всяком случае, стремится вооружить всех своих питомцев одним и тем же запасом знаний, умений и навыков, предусмотренных школьной программой, единой для всех. А ведь питомцы эти далеко не едины: способности у них разные, влечения разные и развиваются они по-разному. И не заключается ли самая главная задача школы в том, чтобы в рамках единой школы помочь каждому школьнику по мере возможности разобраться в своих интересах и способностях и нащупать тот жизненный путь, трудовой путь, по которому они достигнут того, что их собственные желания и способности будут совпадать с потребностями государства.

Школа должна при этом воспитывать у учащихся глубокое понимание того, что нет "плохих" профессий, но могут быть и, к сожалению, бывают плохие работники в любой профессии, что общественная полезность труда определяется не профессией и тем более не занимаемой должностью, а творческим отношением к труду. Творческое начало в человеке - это всегда стремление вперед, к лучшему, к прогрессу, к совершенству и, конечно, к прекрасному в самом высоком и широком смысле этого понятия.

Я думаю, в постановлении о реформе следовало бы подчеркнуть главенствующую роль развития творческого начала на всех ступенях народного образования, вплоть до вузовского и академического. Говорить сейчас о важности искусства, художественного образования, эстетического воспитания в творческом формировании человека нет надобности: все мы хорошо помним четкие высказывания на этот счет в важнейших партийно-правительственных документах нашего времени. Напомню и пункт проекта школьной реформы, который мы сейчас обсуждаем. Вот как звучит здесь главная мысль: "Важнейшая задача - значительное улучшение художественного образования и эстетического воспитания учащихся. Необходимо развивать чувство прекрасного, формировать здоровые художественные вкусы, умение правильно понимать и ценить произведения искусства, красоту и богатство родной природы".

Сказано ясно и определенно. При дальнейшем совершенствовании этого текста, я думаю, следовало бы сказать не только об эстетической ценности искусства, но и о его идейной и нравственной силе, о его преобразующей роли в жизни общества.

Большое количество самых различных откликов вызвала выдвинутая в проекте реформы идея снижения школьного возраста. Точнее говоря, дискуссию вызвал вопрос о том, где, в каких условиях, в каких конкретных формах успешнее можно реализовать эту идею, и опасения высказывались по поводу необоснованной спешки в решении этого вопроса, признаки которой кое-где уже дают о себе знать.

Против же существа самой идеи, особенно так, как она сформулирована в проекте постановления Верховного Совета СССР - о совершенствовании всех форм и методов учебного процесса, общественного и семейного воспитания детей и подростков, более раннем приобщении их к знаниям и привитии им навыков для участия в общественно полезном труде, кто же будет возражать.

Разрешите мне напомнить направленное в самую сердцевину рассматриваемой проблемы четверостишие выдающегося советского поэта и мудрого педагога С. Я. Маршака:

 Существовала некогда пословица, 
 Что дети не живут, а жить готовятся. 
 Но вряд ли в жизни пригодится тот, 
 Кто, жить готовясь, в детстве не живет.

Так и хочется просить Комиссию по реформе школы включить в материалы для рассмотрения эти четыре строчки...

Выполнение огромных по масштабам и значению задач, выдвигаемых школьной реформой, требует от каждого из нас мобилизации всех наших знаний, сил и способностей, умения не превращать накопленный опыт в догмы, в штамп, в трафарет.

Общие наши успехи возросли бы во много раз, если бы свою роль и ответственность в этом деле почувствовала сама молодежь, к которой в значительной мере реформа обращена, особенно школьные комсомольские организации. Об этом очень убедительно и очень хорошо говорил в своем содержательном докладе Г. А. Алиев. Кто, как не сама молодежь, должна сегодня проявить инициативу в том, чтобы действительно поставить надежный заслон проникновению в молодежную среду безыдейности, пошлости, низкопробной духовной продукции. Кто, как не молодежь, по велению собственного сознания и сердца должна показать всему миру, что такое высокий эстетический вкус советской молодежи.

Есть опыт, на который можно опереться. Назову хотя бы более 900 педагогических отрядов, организованных пять лет тому назад по инициативе московских комсомольцев, или городской молодежный клуб, созданный комсомольцами города Куйбышева и ведущий большую культурную, политико-воспитательную работу с молодежью города, или участие пермских комсомольцев в организации областных музыкальных фестивалей школьников, ставших уже традиционными.

В этой связи как актуально прозвучали бы сейчас слова В. И. Ленина, обращенные им к молодежи в 1920 году с трибуны III Всероссийского съезда РКСМ в связи с задачами ликбеза:

"Недостаточно того, чтобы Советская власть приказала или чтобы партия дала определенный лозунг, или чтобы бросить известную часть лучших работников на это дело. Для этого нужно, чтобы само молодое поколение взялось за это дело. Коммунизм состоит в том, чтобы та молодежь, те юноши и девушки, которые состоят в Союзе молодежи, сказали бы: это наше дело..."

А мы все, вышедшие из этого возраста, гарантируем и обещаем всю свою помощь, которую мы только в состоянии оказать. И мы уверены, что общими усилиями замечательные задачи и планы, сформулированные и намеченные в реформе школы, будут осуществлены и это двинет вперед всю нашу жизнь.

Речь на первой сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва, апрель 1984 г.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"