БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Типы и оттенки комизма

Юмор и сатира как основные типы комизма отличаются своеобразным характером смеха. Юмор - смех дружелюбный, беззлобный, хотя и не беззубый. Выявляя сущность явления, он стремится его совершенствовать, очистить от недостатков, помогая полнее раскрываться всему общественно ценному. Юмор видит в своем объекте какие-то стороны, соответствующие идеалу. Говорят, что часто наши недостатки есть продолжение наших достоинств. Именно такие недостатки представляют основу для добродушного юмора. Объект юмора, заслуживая критики, все же в целом сохраняет свою привлекательность.

Иное дело, когда отрицательна не отдельная черта, а явление в своей сущности, когда оно социально опасно и способно нанести серьезный ущерб обществу. Здесь уже не до дружелюбного смеха. Смех над всем прогнившим, фальшивым - смех бичующий, изобличающий, сатирический. Сатира отрицает мир, казнит его несовершенство во имя его преобразования в соответствии с некой идеальной программой.

Между юмором и сатирой целая гамма оттенков смеха. Насмешка Эзопа, раскатистый хохот Рабле, едкий сарказм Свифта, тонкая ирония Эразма Роттердамского, то классицистически изящная, то рационалистически строгая, то озорная сатира Мольера, мудрая и злая улыбка Вольтера, искристый юмор Бомарше, то шутливый, то острый смех Беранже, карикатура Домье, гневный гротеск Гойи, колючая романтичная ирония Гейне и скептическая ирония Франса, веселый юмор Твена и иронический юмор Шоу, смех сквозь слезы Гоголя, разящая сатира и сарказм Салтыкова- Щедрина, душевный, грустный, лирический юмор Чехова, одухотворенная весельем сатира Гашека, оптимистическая сатира Маяковского, по-народному жизнерадостный, неиссякаемый юмор Твардовского, Шолохова...

Все это богатство оттенков смеха по-своему передает и музыка. Так, в произведениях М. П. Мусоргского "Семинарист", "Калистрат", "Блоха" и в опере "Женитьба" звучат ноты юмора, иронии, даже сарказма. Запрещение царской цензурой "Семинариста" - еще одно свидетельство социальной остроты музыкально-комедийных произведений. Смех сквозь слезы слышится в музыке Р. К. Щедрина к "Мертвым душам" Гоголя. Композитор наделяет гоголевских героев не только тематическими и ритмическими характеристиками, но и тембровыми: Манилова характеризует флейта, Коробочку - фагот, Ноздрева - валторна, а Собакевича - два контрабаса.

Многообразие оттенков смеха (карнавальный смех, юмор, сатира, ирония, сарказм, шутка, насмешка, каламбур) отражает эстетическое богатство действительности. Формы и мера смеха определяются и объективными особенностями предмета, и идейно-эстетическими принципами художника, его отношением к объекту, а также национальными особенностями и характером развития общей эстетической культуры того или иного народа.

Комическое всегда имеет национальную окраску, выступает в национально-неповторимой форме, его национальное своеобразие исторически изменчиво.

Рассмотрим это на примере Франции. Многие исследователи комического (З. Фрейд, К. Фишер, Т. Липпс) относят каламбур к низшему сорту шутки. Однако для Франции XVII-XVIII вв. каламбур был высшей формой остроумия. Его легкость, блеск, беззаботная веселость эстетически соответствовали характеру жизни высших слоев общества, определявших национальную духовную жизнь. Способность каламбурить высоко ценилась и служила своеобразной визитной карточкой человека. Существует притча: однажды Людовик XV захотел испытать остроумие одного из своих придворных и сказал ему, что он, король, хочет быть сам сюжетом остроты. В ответ кавалер удачно скаламбурил: "Le roi n'est pas sujete". Во французском языке слово "sujete" одновременно означает "сюжет" и "подданный". Отсюда игра слов в ответе: "король - не сюжет"; "король - не подданный". Это характерный пример французского галантного придворного остроумия.

В конце XVIII в., когда разразилась Великая французская революция, вместе с королевским двором был сметен и галантный аристократический юмор. Господство в области комизма безраздельно захватил гротеск. Его острое жало зло и едко кололо аристократию. Все святыни монархического государства были повержены, освистаны и осмеяны с высоты идеалов всеобщей свободы, равенства и братства. Однако в середине XIX в. стало ясно, что эти идеалы не осуществились, хотя и святыни аристократического прошлого померкли безвозвратно. Безверие и отсутствие ясных идеалов породили во Франции особый род остроумия, получивший название благг. Эта беспощадная насмешка над тем, чему люди привыкли поклоняться, - дитя общественных разочарований. Утраченные иллюзии стали обыкновенной историей, а в сфере юмора это выразилось в рождении безрадостного и даже подернутого цинизмом смеха, для которого нет ничего заповедного, неприкосновенного. Вот характерный пример благга: "Эта женщина как республика, она была прекрасна во времена империи".

В XX в. возникла новая форма юмора - гегг. Это комизм, окрашенный неопасным ужасом, отражающий отчуждение людей в индустриальной цивилизации. Вот типичный американский рекламный рассказ, построенный по принципу гегга. Два враждующих машиниста повели навстречу друг другу поезда, полные пассажиров. На полотно выбегает ребенок с мячом. Поезда сталкиваются, но... катастрофы не происходит, они разлетаются в разные стороны благодаря мячу. "Покупайте мячи фирмы такой-то!" На этом же принципе построены знаменитые кадры путешествия Чарли Чаплина между шестернями огромной машины в кинофильме "Новые времена". Под влиянием американской культуры гегг получил распространение и в смеховой культуре Франции.

Каламбур, гротеск, благг, гегг - формы французского юмора, обусловленные характером жизни нации на разных этапах ее развития. Сказанное, конечно, не значит, что гротеск не существовал раньше или что каламбур умер вместе с падением аристократии. Нет, речь идет лишь о преимущественном развитии тех или других оттенков комизма, той или иной эстетики остроумия в разные периоды развития страны.

В. Г. Белинский писал: "...тайна национальности каждого народа заключается не в его одежде и кухне, а в его, так сказать, манере понимать вещи"*. И эта "манера понимать вещи", пожалуй, ни в чем так отчетливо и выпукло не проявляется, как в национально окрашенных формах комизма.

* (Русские писатели о литературном труде. Л., 1954, т. 1, с. 577.)

Комическое национально-своеобразно, и в то же время в нем проступают интернациональные и общечеловеческие черты. В силу общности законов социального развития часто одни и те же явления с одинаковой непримиримостью высмеивают все народы.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"