БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Индивидуализированное обобщение. Типизация

Художественный образ - индивидуализированное обобщение, раскрывающее в индивидуальном и через индивидуальное, в конкретно-чувственной форме существенное для ряда явлений.

Индивидуальное и всеобщее пронизывают друг друга в жизни. В. И. Ленин писал: "Общее существует лишь в отдельном, через отдельное"*. Диалектика всеобщего и единичного в мышлении соответствует их диалектическому взаимопроникновению в действительности.

* (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 318.)

В искусстве это единство выражено не в своей всеобщности, а в своей единичности: общее проявляется в индивидуальном и через индивидуальное. Вспомним одну из сцен романа Л. Н. Толстого "Анна Каренина". Каренин хочет развестись с женой и приходит к адвокату посоветоваться. Адвокат сочувственно слушает посетителя. Доверительная беседа проходит в уютном кабинете, устланном коврами. Вдруг по комнате пролетает моль. И хотя рассказ Каренина касается драматических обстоятельств его жизни, адвокат уже ничего не слушает, ему важно поймать моль, угрожающую его коврам. Маленькая деталь несет на себе большую идейно-художественную нагрузку. Оказывается, что люди равнодушны друг к другу в этом самодержавно-чиновничьем обществе, и человек, в трудную минуту жизни пришедший к другому за поддержкой, не встречает ни внимания, ни сочувствия: вещи оказываются более ценными, чем личность и ее судьба.

Может показаться, что лирическая поэзия выпадает из закономерности единства общего и индивидуального в образе. В лирическом стихотворении поэт выражает себя, свои мысли и чувства, и, казалось бы, о каком общем может здесь идти речь? Вспомним, например, стихи А. С. Пушкина "Я вас любил". В этом послании поэта своей возлюбленной говорится о самом сокровенном, интимном. Все неповторимо индивидуально. Так чувствовал только Пушкин. Где же здесь общее? Дело в том, что сама индивидуальность художника несет в себе всеобщее. Великий поэт, писал В. Г. Белинский, говоря о себе самом, о своем "я", говорит об общем - о человечестве, ибо в его натуре лежит все, чем живет человечество; и поэтому в его грусти всякий узнает свою грусть, в его душе всякий узнает свою и видит в нем не только поэта, но и человека, брата своего по человечеству*.

* (См.: Белинский В. Г. Полн. собр. соч. М., 1954, т. 4, с. 486.)

Можно "обозначить поэтическое представление как представление образное, поскольку оно являет нашему взору не абстрактную сущность, а конкретную ее действительность, не случайное существование, а такое явление, в котором непосредственно через само внешнее и его индивидуальность мы в нераздельном единстве с ним познаем субстанциональное..."*. Художник говорит не декларациями, а конкретно-чувственными образами. И именно это роднит образы искусства с формами самой жизни, хотя, конечно, было бы ошибкой понимать эту родственность буквально. Таких форм, как художественное слово, музыкальный звук или архитектурный ансамбль, в самой жизни нет и быть не может.

* (Гегель. Эстетика. М., 1971, т. 3, с. 384-385.)

В искусстве каждое изображаемое лицо - тип, но вместе с тем и вполне определенная личность - "знакомый незнакомец". Типизация - художественное обобщение, обобщение через индивидуализацию.

Художник схватывает характерное, существенное в явлениях. В одной древнеиндийской притче рассказывается о слепцах, которые захотели узнать, что собой представляет слон, и стали ощупывать его. Один из них охватил ногу животного и сказал, что слон похож на столб; другой ощупал брюхо великана и решил, что это жбан; третий коснулся хвоста и понял, что слон - как корабельный канат; четвертый взял в руки хобот и заявил: это змея. Однако их попытки понять слона были безуспешными, потому что они познавали не сущность явления, а его случайные свойства (кажимость). Художник, возводящий в типическое случайные черты действительности, поступает, как слепец, принимающий слона за веревку только потому, что ему не удалось ухватить ничего другого, кроме хвоста.

Умение в бурном потоке действительности от второстепенного, нехарактерного, кажимого отфильтровать, отделить существенное, характерное - драгоценное качество художника.

 В системе фильтров есть такое сито - 
 Прозрачная стальная кисея, 
 Мельчайшее из всех. Вот так и я 
 Стараюсь удержать песчинки быта, 
 Чтобы в текучей памяти людской 
 Они б осели, как песок морской*.

* (Инбер В. Избранное. М., 1950, с. 185.)

Искусство способно, не отрываясь от конкретно-чувственной природы явлений, делать широкие обобщения и даже создавать концепцию мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"