БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Определение смысла и ценности внутренних связей (структуры) произведения

Метод как тип интерпретационных и оценочных операций и приемов обеспечивает проникновение в глубь объекта исследования, анатомирование и выявление структуры произведения, расчленение его на элементы и изучение каждого из них. Это третья ступень мыслительного действия, которая включает операционную технику структурного и стилистического анализа, приемы микроанализа, позволяющие постичь смыслообразующее значение внутреннего строения художественного текста.

Во внутренней организации, социальном функционировании, эстетическом восприятии художественного произведения есть не только качественная, но и количественная сторона, проявляющаяся в ритмическом строении, в частоте употребления тех или иных слов, рифм, художественных средств, в поддающихся измерению силе воздействия на реципиента и степени распространенности в разных социальных средах. Эти количественные параметры произведения способна выявить статистическая методика. Однако она только тогда может быть научно плодотворна, когда имеет социологическую основу. Позитивистская математизация анализа, абсолютизация математических подходов к искусству не помогают пониманию произведения. Лишь научно корректное применение математических и других "искусствометрических" приемов дает положительный эффект. В этой связи уместно вспомнить замечание одного из родоначальников кибернетики, американского математика Д. Неймана, подчеркнувшего, что наука, которой он занимается, только очень малая и очень простая часть жизни. Если люди не верят в то, что математика проста, то это только потому, что они не осознают, насколько сложна жизнь. И насколько сложно искусство, добавили бы мы.

Одним из инструментов операционного проникновения в художественный текст является структурный анализ, который позволяет исследовать художественное произведение как организованное множество, как систему элементов. Структурный анализ - это контролируемый принципом историзма момент изучения (стон-анализ), операционная техника, позволяющая проникнуть внутрь строения произведения, исследуя его как систему приемов, обусловленную единством художественного задания. Возможность свободной смены параметров, смены оснований деления на элементы придает структурному анализу гибкость, открывает оперативный простор для исследования, позволяет "под разными углами" "рассекать" художественный текст и проникать внутрь его строения, выявляя концептуальный смысл самой его организации.

Основные установки структурного анализа: различение в объекте неделимых его элементов; рассмотрение целого как системы, несводимой к простой сумме элементов; признание за целым (системой) способности к изменению, трансформации, а также к саморегуляции, способности к сохранению в процессе изменения своей природы.

При структурном исследовании деление произведения на смысловые компоненты является лишь аналитической операцией, которая не покушается на разрушение его целостности и не противоречит целостному художественному восприятию.

Основные принципы структурного анализа произведения: выявление основания (цвет, время или пространство) деления на элементы; изучение не отдельных элементов, а системы их взаимосвязей, целостности, состоящей из элементов; синхронный подход, предполагающий исследование не истории возникновения художественного текста, а его структуры, его функционирования.

Произведение - целостная замкнуто-разомкнутая система. Структурализм тяготеет к герметизму (закрытому рассмотрению), он схватывает замкнутость данной системы. Историзм схватывает разомкнутость произведения. Поэтому диалектику замкнуто-разомкнутого можно понять лишь при сочетании исторического (диахрония) и структурного (синхрония) подходов. При этом структурный подход - момент исторического, как покой - момент движения.

Структурный анализ, но мнению некоторых его оппонентов, "музыку разымает, как труп", то есть анатомирует, а не рассматривает живое произведение. В этом образе есть известная правда. Однако еще несколько веков назад врачи и художники (среди них и великий Мнкеланджело) тайно, с риском для жизни нарушая запрет, анатомировали трупы для того, чтобы постичь живого человека! Уместно вспомнить и слова Н. В. Гоголя о Пушкине, который сильно сердился на В. Л. Жуковского "за то, что он не пишет критик. По его мнению, никто, кроме Жуковского, не мог так разъять и определить всякое художественное произведение"*. Как видим, автор формулы "музыку он разъял, как труп", которую принято обращать против структурализма, был вовсе не противник аналитического "разъятия" художественного произведения во имя его "определения".

* (Гоголь Н. В. Собр. соч. В 6-ти т., т. 6, с. 151.)

Конечно, художественное произведение - живой организм, и структурный анализ его в известном смысле "омертвляет". По такое "омертвление" - необходимый этап его всестороннего постижения. Не случайно В. Г. Белинский подчеркивал, что у разума в изучении искусства есть "только один путь и одно средство - разъединение идеи от формы, разложение элементов, образующих собою данную истину или данное явление. И это действие разума отнюдь не отвратительный анатомический процесс, разрушающий прекрасное явление для того, чтобы определить его значение. Разум разрушает явление для того, чтоб оживить его для себя в новой красоте и новой жизни, если он найдет себя в нем. От процесса разлагающего разума умирают только такие явления, в которых разум не находит ничего своего и объявляет их только эмпирически существующими, но не действительными. Этот процесс и называется "критикою"*.

* (Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. 6, с. 270.)

Те школы структурализма, которые абсолютизируют "омертвление", этой необходимой, но недостаточной операцией готовы исчерпать весь анализ. Однако структурный анализ должен быть звеном целостного исследования, которое на одном из своих этапов по необходимости "омертвляет" художественное произведение, но затем всякий раз возвращает ему его "живость" и "действенность". Именно к этому возвращению и приводит четвертая ступень метода.

Структурный анализ - составная часть современной научной методологии, обеспечивающая рассмотрение внутренней организации произведения и выявление смыслообразующего значения его структуры. Но этот анализ не может схватить изменение самого социального веса произведения, его смысла и значения, его аксиологического фокуса и функциональной доминанты, так как все это касается не внутренней организации художественного явления, а его социального бытия.

Произведение - живой организм, рожденный целой популяцией духовных фактов. При анализе исследователь вскрывает различные его смысловые слои, но методология анализа принципиально меняется от того, на что делается упор: на целостность или делимость этой целостности, на элементы или на взаимодействие частей с целым и между частями. Эти разные пути исследования произведения по-разному осуществлялись в разных художественно-критических школах. Интуитивизм склонен к упору на целостность произведения. Ко второму типу подхода тяготеют формализм, позитивизм, неопозитивизм, структурализм. К третьему типу подхода в той или иной степени склоняются культурно-историческая школа, компаративизм, социологизм.

Сложность и многослойность произведения и художественного процесса наиболее полно раскрываются, когда в качестве операционного инструмента анализа выступает культурное поле. Методология, оперирующая категорией поля, подходит к постижению искусства как духовно-практического процесса. Учитывая перекрещивание и наложение друг на друга разных культурных полей, исследователь может воссоздать широкую картину взаимодействий произведения, охватить его реальную жизнь во всех его подвижных связях: с автором, с творческим процессом, со средой, с другими художественными явлениями, с обществом.

Есть целый ряд взаимодействующих полей, в которых осуществляет себя произведение и через которые оно должно интерпретироваться.

Семиотическое поле позволяет понять систему знаков и раскодировать их смысл. Оно формируется из языковой культуры, из естественных и конвенционных языков и навыков их применения и понимания.

Общественно-историческое поле создает напряжение, которое держит и выявляет социально-семантический смысл произведения. Это поле формируется из политических идей и учреждений, бытовых и государственных форм жизни; оно позволяет понять социальную обусловленность и нагруженность произведения.

Поле культуры позволяет увидеть произведение внутри культурной традиции и дает возможность приобщенному к ней человеку понять и интерпретировать художественный текст.

Поле того или иного конкретного вида искусства - собственно художественная традиция, позволяющая понять все оттенки смысла произведения как факта искусства.

Поле общественного мнения позволяет понять социально-художественный статус произведения, его место в иерархии художественных ценностей. Это поле формируется художественной критикой и устной "молвой", складывающейся вокруг произведения.

Поле авторского творчества позволяет понять художественную концепцию произведения в связи с общими воззрениями автора, выраженными в его творческом наследии. Это поле формируется благодаря взаимодействию данного произведения со всем творчеством художника.

Смысл языкового и стилистического строения произведения раскрывают семиотический и стилистический анализ.

Семиотический анализ предполагает рассмотрение художественного произведения как знаковой системы и исходит из положения: искусство есть язык. Система знаков несет в себе систему значений (ценность) и передает смысл (художественную концепцию). Одна из исходных установок семиотического подхода: "...художественное произведение значимо все сплошь. Самое созидание тела-знака здесь имеет первостепенное значение. Технически служебные и потому заместимые элементы здесь сведены к минимуму"*; "...между телом и смыслом в области культуры нельзя провести абсолютной границы..."**.

* (Медведев П. Н Формальный метод в литературоведении. Критическое введение в социологическую поэтику. Л., 1928, с. 22.)

** (Бахтин М. М. Смелее пользоваться возможностями. - Новый мир, 1970, №11, с. 240.)

В коммуникативно-семиотический анализ М. М. Бахтин, его ученики и последователи встраивают некоторые положения герменевтики, подчеркивая, что понять чужое высказывание - значит ориентироваться но отношению к нему, найти для него должное место в соответствующем контексте. Всякое понимание диалогично; оно противостоит высказыванию, как реплика противостоит реплике в диалоге. Эта идея особенно плодотворна для анализа произведений со сложной символической семантикой, с тщательно зашифрованным содержанием.

Семиотический анализ является типом современного лингвистического анализа произведения, ведущегося на основе структурной техники. Вся эта сложная техника анализа восходит к трудам советского ученого В. Я. Проппа; ее разработка была продолжена французскими литературоведами-структуралистами Б. Потье и А. Ж. Греймасом. Эта техника предполагает разделение персонажей произведения на противостоящих друг другу деятеля и героя (например, царь Петр - Евгений в "Медном всаднике" А. С. Пушкина).

Стилистический анализ строится на двух главных операциях: реконструкции грамматически нормативного предложения, которое лежит в основе стилизованного предложения, и выявлении взаимоотношений между этими двумя предложениями. Эти взаимоотношения и заключают в себе стилевые правила, определяющие превращение "обычных" предложений в обладающие стилем. Главную роль в стилистических правилах играет прием подстановки - замены одного элемента текста другим, представления данной информации в новом "оформлении". "Обыденно-нормативный" язык, являющийся точкой отсчета для стилистического анализа, в разных концепциях терминологически обозначается по- разному (как "грамматически нормативное предложение", как "правильная речь", как "стилистически немаркированный текст", как "школьный язык" и т. д.). Однако в любом случае речь идет о поиске нейтральной основы языка, от которой отклоняется индивидуальный стиль художника, выражающий его социальные ориентации и личностные духовные качества.

Рассмотрение стиля произведения через характер и степень его отклонения от "правильной" речи является конкретным применением принципа герменевтики: чтобы "Я" познал "Другого", необходим "Третий" ("средний термин" в терминологии В. Дильтея)*. В стилистическом анализе три герменевтических термина конкретизируются следующим образом: "Я" - исследующий произведение критик; "Другой" - стилистически маркированный текст, запечатлевающий индивидуальность художника; "Третий" ("средний термин") - информация, заключенная в маркированном тексте, однако выраженная стилистически немаркированно ("школьным языком").

* (См.: Гайденко П. П. Философская герменевтика и ее проблематика. - Природа философского знания, ч. I, с. 145.)

На первый взгляд странно звучит известный пушкинский стих:

 Как уст румяных без улыбки, 
 Без грамматической ошибки 
 Я русской речи не люблю.

Это признание перестает быть странным, как только мы осознаем, что здесь Пушкин говорит о речи художественно стилизованной, то есть определенным образом отклоняющейся от обыденной грамматической нормы. Стиль всегда "ошибка" по отношению к "нормальной", естественной речи.

Оценка внутренней организации художественного произведения, определение ценности его внутренних связей предполагает прежде всего выявление богатства его интонационной системы, то есть интонационный анализ произведения. Эстетическое переживание запечатлевается в интонации, которая является инструментом человеческого коллективного сознания. Интонация - средство фиксации и трансляции мысли, содержательный элемент информационного процесса, активный носитель опыта отношений, средоточие эмоционально насыщенной мысли. Интонация - звуковая и моторная (жест, мимика) - играет важную роль в любом виде искусства.

Интонация находится на границе между эстетическим чувствованием и образно оформленным художественным мышлением. Интонационный анализ предполагает сопоставление интонационной системы произведения с интонационным фондом эпохи. В результате такого анализа выявляется мера интонационной свободы творчества и определяется ценность интонационной системы произведения. Критерий ценности - интонационное богатство художественного текста, его эмоциональная наполненность, напряженность, логическая и семантическая насыщенность.

Определение ценности внутренних связей произведения предполагает также выявление степени обогащения в нем норм художественного творчества и поэтического мастерства автора. Расширение художественных норм искусства обогащает и развивает его эмоционально-семантическое поле и художественно-концептуальные возможности. Последнее таит в себе повышение ценностного потенциала искусства и стимулирует художественный прогресс.

Обобщая художественную практику, эстетика формулирует положения, осмысляющие существенные свойства искусства. В меру адекватности художественной практике эти положения имеют силу норм. Однако нормы художественного творчества относительны, они изменяются и расширяются благодаря художественным открытиям, двигающим искусство но пути прогресса.

Итак, на третьей ступени анализа устанавливается ценность внутренних связей произведения - мастерство художника, показателем которого служит ценность воплощенных в нем художественных норм.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"