БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Что такое международная вежливость

Международная вежливость
Международная вежливость

Само слово "этикет" вошло в международный лексикон со времен правления французского короля Людовика XIV. Однако правила отношений между людьми имеют более длительную историю. И определялись они, как бы этого ни хотелось королям, не только королевскими указами. На формирование этикета влияли многие обстоятельства - обычаи и традиции каждого из общавшихся между собой народов, уровень развития морали, внешнеполитические устремления государств.

Когда определяют основные черты этикета, чаще всего отмечают его универсальность, то есть возможность применять правила вежливости не только в международном общении, но и у себя дома, на улице, в своей родной стране. Поэтому знание правил поведения не помешает и дома.

Немного истории...

Самые древние сведения о международном этикете мы узнаем из исторических данных об официальном общении представителей различных государств. В периоды отсутствия войн, увы, не частые в истории человечества, правители разных стран в давние времена стремились в письменной форме закрепить нормы мирных взаимоотношений. Письменные договоры, фиксирующие правила поведения государств в международном общении, составляют особую часть международного этикета - международный или дипломатический протокол. Он регламентирует все формы официальных контактов между представителями различных государств. В протокольных церемониях древности нашли свое выражение многие формы международной вежливости, которые сегодня, хотя и в измененном виде, применяются не только в отношениях между правительствами, но и между общественными организациями и отдельными гражданами.

На основании археологических раскопок, проведенных в конце прошлого века, удалось установить, например, что первый письменный договор в истории человечества был заключен между египетским фараоном Рамзесом II и хеттским царем Хаттушилем III в 1278 году до нашей эры. Причем для подтверждения верности документу, выгравированному на серебряной плитке, на одной ее стороне хеттский царь велел изобразить себя сидящим рядом с богом Ветров, а на другой - свою супругу рядом с богиней Солнца. Рамзес II также выколол серебряную плитку с аналогичными изображениями. Обычай подготавливать два одинаковых (аутентичных) текста договора, затем обмениваясь ими, вошел с той поры в повседневную практику международного общения.


Древние египтяне и другие народы Древнего Востока вели между собой устные и письменные переговоры, направляли и принимали послов, объявляли войны и заключали перемирия, размечали границы, обменивались пленными. Все эти международные действия совершались в соответствии с определенными обычаями, в торжественной обстановке и освящались, как правило, "божественными силами".

На заре цивилизованной истории человечества для официального общения с другими государствами стали выделяться специальные лица - послы. В древнеегипетском документе - "Наставления Дуау, сына Ахтои, своему сыну Пиопи" - среди прочего есть такое упоминание: "Посланец, отправляясь в чужую страну, делает завещание в пользу детей из боязни львов и азиатов... Когда он уходит, кирпич у него за поясом". Кстати, "кирпич за поясом" - это не что иное, как глиняная клинописная табличка с полномочиями посланца.

"Посольский церемониал" в те времена обставлялся с большой торжественностью. Так, в Древней Греции покровителем послов считался бог Гермес. Он же, по преданию, покровительствовал путникам и купцам.

Послы носили при себе специальные "жезлы Гермеса". На верхушку жезла, обвитого лавром, прикреплялись крылья птицы и два переплетенных узла. Узлы символизировали расторопность и хитрость, а крылья - маневренность и подвижность. Послу давались инструкции, написанные на двух карточках или табличках, сложенных пополам, - "дипломах". Отсюда и вошло в обиход слово "дипломатия".

В республиканском Древнем Риме церемония отправления послов была не менее торжественной. Обычно они высылались группами по три или десять человек, составлявшими посольство. Каждый член такого коллегиального посольства получал золотой перстень, который давал право на беспошлинный провоз багажа через границу. Во время путешествия по морю послов сопровождал почетный эскорт кораблей.

Интересно, что для организации приема иностранных посланников в Риме была создана специальная должность "магистра церемониала" - прототипа нынешнего "шефа протокола". В честь иностранных гостей устраивались народные празднества, увеселения. Сенат принимал их на своем торжественном заседании и назначал для переговоров с ними специальную комиссию. При отъезде производился обмен подарками, обычно имевшими большую ценность. Так, послы сирийского царя Антиоха III привезли в дар Риму золотую вазу весом в пятьсот фунтов.

На церемониал международного общения в средние века большое влияние оказала развитая практика Византийской империи. Торжественность и пышность византийского приема иностранных посольств призвана была ослеплять гостей, убеждать их в могуществе империи. Этикет использовался подчас вопреки своему естественному назначению - не для выражения чувств дружбы, а для демонстрации силы и превосходства. Эта тенденция, в большей или меньшей степени, прослеживается в дальнейшем у всех эксплуататорских государств.

Вот как посланник короля Италии Беренгария (X век) кардинал Лиутпранд описывает церемонию приема в Византии. Перед троном царя стояло золотое дерево, на котором щебетали и порхали золотые птицы. По сторонам трона стояли золотые львы, которые били хвостами и рычали. Когда Лиутпранд, которому по правилам полагалось пасть ниц перед императором, поднял голову, то он, к своему изумлению, увидел, что трон с сидящим на нем царем поднялся до потолка и что на царе была уже другая одежда...

Русский дипломат Павел Левашов в трактате "О первенстве и председательстве европейских государств и их министров", напечатанном в Петербурге в 1792 году, описывает, сколь унизительной была церемония приема послов в Османской империи. Длилась она довольно долго. Посла перед аудиенцией у султана заставляли, независимо от погоды, "сидеть на лошади посреди улицы, дабы видеть проезжающую всю свиту визирскую, и поздравить его высокостепенство...". Затем его ввели в комнату, посреди которой "стоит старый и гнилой табурет, приготовленный для Посла, на котором ему сидеть должно, ежели только может его сдержать. По меньшей мере два часа слушает он множество дел, кои там судят и решают, из которых Посол ни слова не разумеет...". Уже этого описания достаточно, чтобы понять, как древняя церемония приема послов, вроде бы основанная на уважении к представителям другого государства, использовалась для их унижения.

А вот как, по описанию Энгельберта Кемпфера, в конце XVII века принимали голландских купцов военные правители Японии - сегуны.

"Как только начальник наш вошел в зал, раздался громкий крик "Голланда - капитан!", что было знаком подойти ближе и нижайше поклониться. В соответствии с указанием он полз на коленях, опираясь о пол руками, к отведенному для него месту, между подарками, разложенными в надлежащем порядке... Затем, не поднимаясь с коленей, он поклонился так низко, что коснулся лбом пола, и в этой же позе должен был пятиться, словно рак, так и не вымолвив ни единого слова".

Во время второй аудиенции голландцев заставили снять плащи, служившие парадным одеянием, и разыграть целую сцену - пройтись, остановиться, приветствовать друг друга, плясать, подпрыгивать, изобразить пьяных, говорить на ломаном японском языке, читать по-голландски, рисовать, петь, снова надеть плащи и. снова снять.

В Китае императору заставляли отвешивать девятикратный земной поклон. Когда же русский посланник счел для себя унизительным отвесить традиционный поклон перед китайским императором, китайский двор счел себя оскорбленным, и результаты миссии были неблагоприятны.

Рецидивы пренебрежительного отношения к иностранным представителям повторялись и в более поздние времена в практике буржуазных государств.

Американский историк С. Падовер вспоминает о случае, произошедшем на заре существования независимых Соединенных Штатов: "Когда британский посол в США Энтони Мерри приехал в Вашингтон в 1804 году, государственный секретарь Джеймс Мэдисон повел представлять его президенту Т. Джефферсону. Мерри, нацепивший на себя все регалии - золотую цепь, меч и все остальное, рассчитывал на весьма торжественный прием. Но в приемной зале никого не оказалось. Мэдисон провел его через узкий коридор в кабинет президента и лишь там представил... Мэрри был буквально потрясен, схватился за меч, когда увидел перед собой человека, не только раздетого, но и стоявшего перед ним в ночных туфлях, небрежно надетых брюках и белье".

В средние века сфера применения этикета в международном общении расширилась. Все чаще общаются между собой не только дипломатические представители, но и члены правящих династий, дворяне, купцы, ученые и странствующие студенты. Законодателем международных правил этикета в начале и середине средневековья была церковь, а в позднее средневековье - королевские дворцы Парижа, Лондона и других европейских столиц.

Как утверждают, одна из наиболее ранних книг по этикету была написана в Египте около 2350 года до нашей эры и называлась "Инструкции по поведению". Однако каких-либо сведений о ее содержании не сохранилось.

Самый известный в средние века трактат о поведении "Дисциплина клерикалис", изданный в 1204 году, был сочинен испанским священником Педро Альфонсо. Книга была предназначена для священнослужителей и монахов. На ее основе позднее выходят пособия по этикету в Англии, Голландии, Франции, в германских и итальянских землях. В их содержании преобладали правила поведения за столом. Затрагивались и другие вопросы - порядок ведения бесед, приема гостей. Эти правила считались пригодными и для дипломатов. Дипломатический протокол и недипломатический гражданский - этикет разнились между собой, пожалуй, лишь в степени торжественности.

В некоторые исторические периоды, иногда довольно продолжительные, этикет являлся скорее предметом забав и развлечений знати, нежели средством воспитания культуры.

Так, в России артиллерийское и морское образование, которое ввел Петр Первый для дворян, впоследствии было заменено школой светских манер. Самой популярной стала книга "Юности честное зерцало, или Показания к житейскому обхождению" - своего рода учебник этикета, не раз перепечатанный в XVIII веке. В этой книжке, пишет русский историк В. Ключевский, вслед за азбукой и цифирью излагались правила, как обращаться в свете, сидеть за столом и обходиться с вилкой и ножом, на каком расстоянии снимать шляпу при встрече со знакомыми и какую позитуру принимать при поклоне.

Правила эти, в общем-то полезные, выглядели нелепо на фоне почти всеобщей неграмотности народа, необразованности и невежества даже среди высших слоев дворянства. "Увлечение" этикетом дошло до того, что в университет дети дворян не шли: там, дескать, можно и потерять хорошие манеры. При открытии Московского университета в 1755 году в нем числилось 100 студентов, 30 лет спустя - 82.

В отдельные периоды истории царской России злоупотребление этикетом смыкалось с раболепным преклонением перед иностранцами, с презрением к национальным традициям и народным обычаям. "Все, что в Париже, то. и в Петербурге" - таков был девиз выходившего в середине прошлого века столичного журнала "Листок для светских людей". На его страницах сообщалось о мельчайших изменениях в фасонах женских шляпок и в то же время рассказывались скабрезные анекдоты на тему жизни людей труда.

В аристократической Западной Европе строгость придворного этикета приводила подчас к курьёзным и даже трагикомическим ситуациям. Однажды французский король Людовик XIII зашел поговорить о делах к кардиналу Ришелье, когда тот болел и не мог подняться с кровати. Тогда Людовик, чье королевское достоинство не могло позволить ему разговаривать с лежащим подданным сидя или стоя, лег рядом с ним. А испанский монарх Филипп III предпочел угореть перед сильно разгоревшимся камином, нежели гасить его самому. Ответственного за "этикет придворного огня" поблизости не было. Да, действительно, несть числа тщеславию государей.

Мода на светский этикет перешагнула и за океан. В Америке, в те времена, когда она еще находилась под ярмом британского колониального господства, 14- летний Джордж Вашингтон, плененный светскими манерами своего взрослого окружения, написал сто десять "Правил приличного поведения", среди которых были такие советы - "не чешись за столом, не ковыряй вилкой в зубах, не дави блох на людях, в противном случае донельзя опрохвостишься в домах сильных мира сего". Американцы долго восхищались "мудростью", проявленной будущим президентом в столь юном возрасте. А досужие историки раскопали, что Вашингтон не написал, а списал большинство из этих правил с английского перевода книжки французского монаха, изданной еще в 1640 году.

Но шли годы, проходили века истории. Каждый народ вносил в развитие международного этикета свою специфику, свой национальный колорит. Большинство обычаев так и осталось лишь национальным достоянием. Но некоторые были приняты и другими народами.

Так, древнеримский поэт Овидий в сочинении "Арс аманди" советовал влюбленным юношам, помочив кончики пальцев в бокале красного вина, начертать на скатерти слова любви. Хотя пальцы в вине нынче стараются не мочить, красное вино вошло в употребление как "символ любви".

Из Скандинавских стран пришел принятый ныне во всем мире обычай, в соответствии с которым самое почетное место за столом предоставляют главному гостю.

В рыцарские времена считалось хорошим тоном, чтобы дамы и их кавалеры садились за стол парами. Они ели из одной тарелки и пили из одного бокала. Как известно, такой обычай стал теперь лишь преданием.

С давних времен важной частью этикета стал обычай гостеприимства. В Древнем Риме его прославляли Цицерон, Тацит, Цезарь. В сочинении И. Шерра "История обычаев и культуры" интересно описывается церемония приема гостей в средневековых замках: "Страж со своего наблюдательного пункта оглашает появление чужестранца, и тут же хозяева замка начинают готовиться к приему. На почетном дворике хозяйка приветствует гостя, пока тот спешивается, помогает ему освободиться от тяжелых доспехов и дает чистую одежду. Затем гостю предлагают охлажденные напитки и готовят для него баню. В то же время остальные члены семьи готовят застольную трапезу. За столом гостю предоставляют почетное место напротив хозяина замка. Жена хозяина или его старшая дочь садятся рядом с гостем, потчуют его яствами и питьем".

Во многих странах и теперь распространены старинные обычаи гостеприимства, сохранившиеся почти в неизменном виде. У нас в Советском Союзе почетным, уважаемым гостям с давних времен преподносят хлеб-соль. В США на торжественной церемонии в мэрии вручают символические ключи от города и грамоту о присуждении звания почетного гражданина. В Болгарии одаривают алыми гвоздиками и розовым маслом - чудесным даром Казанлыкской долины. Словом, разные обычаи, но смысл их один - оказать уважение гостю, предложить ему гостеприимство своей родины.

Говоря об истории этикета, нельзя не отметить тот вклад, который внесли в его прогрессивное развитие выдающиеся ученые, писатели, педагоги.

Они стремились сделать правила общения людей достоянием большинства, придать этикету гуманную, высоконравственную основу. Среди тех, кто высмеивал ханжество манер господствующих классов и развивал демократические принципы общения людей, - А. С. Пушкин и Л. Н. Толстой, Ж.-Ж. Руссо и Г. Флобер, О. Голдсмит и Ч. Диккенс, Г. Д. Торо и М. Твен.

О. Голдсмит писал: "Люди, выросшие в роскоши, видят жизнь только с одной стороны и, конечно, не могут судить о человеческой природе. Да, они способны описать церемонию празднества или бал, но эти люди, воспитанные среди мертвящего этикета, привыкшие видеть вокруг себя лишь почтительные улыбочки, как они могут притязать на знание человеческого сердца!"

Великий Пушкин в романе "Евгений Онегин" с огромной силой обличил манеры высшего света.

 Но всех в гостиной занимает 
 Такой бессвязный, пошлый вздор; 
 Все в них так бледно, равнодушно; 
 Они клевещут даже скучно; 
 В бесплодной сухости речей, 
 Расспросов, сплетен и вестей 
 Не вспыхнет мысли в целы сутки, 
 Хоть невзначай, хоть наобум; 
 Не улыбнется томный ум, 
 Не дрогнет сердце хоть для шутки. 
 И даже глупости смешной 
 В тебе не встретишь, свет пустой.

Свое толкование "хорошего общества" в противовес "свету пустому" А. С. Пушкин дает в статье "О новейших блюстителях нравственности": "Хорошее общество может существовать и не в высшем кругу, а везде, где есть люди честные, умные и образованные".

И вспомним, что именно Пушкиным создан пленительный образ русской женщины - Татьяны Лариной, которая и среди мертвящего этикета высшего света выделялась своими простыми и скромными манерами.

 Она была нетороплива, 
 Не холодна, не говорлива, 
 Без взора наглого для всех, 
 Без притязаний на успех, 
 Без этих маленьких ужимок, 
 Без подражательных затей... 
 Все тихо, просто было в ней.

Лучшие представители творческой мысли пытались расшатать сословные ограничения, вовлечь в процесс воспитания более широкие слои населения. Поэтому логично сказать, что культура поведения никогда не была абсолютной монополией господствующих классов.

Таким образом, рассказывая об истории этикета, следует отметить и прогрессивную тенденцию в его развитии.

Прекрасным примером вышесказанного может служить письмо А. П. Чехова к брату, где автор пишет об условиях, которым, по его мнению, должны удовлетворять воспитанные люди. В этом письме трудно провести четкую границу между этическими нормами и собственно правилами поведения. Чехов превосходно понимал, что подлинная культура поведения как раз и состоит в органичном сочетании внешнего и внутреннего в человеке.

Приведем некоторые мысли из этого письма, ибо, как нам кажется, они применимы для характеристики воспитанного человека в любую эпоху:

"Они (воспитанные люди. - Авт.) уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, вежливы, уступчивы... Они не бунтуют из-за молотка или пропавшей резинки; живя с кем-нибудь, они не делают из этого одолжения, а уходя, не говорят: с вами жить нельзя! Они прощают и шум, и холод, и пережаренное мясо, и остроты, и присутствие в их жилье посторонних...

Они не рисуются, держат себя на улице так же, как дома, не пускают пыли в глаза меньшей братии... Они не болтливы и не лезут с откровенностями, когда их не спрашивают..."

Деликатность, чуткость, понимание интересов других людей, даже в мелочах, - это основы поведения культурного человека, конечно же, и при его общении с представителями другого народа и другой культуры.

Демократические нормы этикета интернационалистичны по своей сути, поскольку они опираются на демократические элементы народной культуры. Из универсальной приемлемости этих норм исходил великий чешский педагог-гуманист Ян Амос Коменский, написавший для учеников своей школы "Правила поведения, собранные для юношества в 1653 году". В этой небольшой книжке, ставшей на целые столетия пособием по этикету для педагогов многих стран, вы найдете почти все основные разделы этикета. Но мудрый Коменский понимал, что многочисленные советы, как есть и пить, как здороваться и прощаться, каковы должны быть речь и осанка, не сблизят людей сами по себе. Поэтому он советует: "Считай всех товарищей по ученью за друзей и братьев". Без товарищества не обойтись было в его многонациональной, многоязычной школе. Тем более нужно оно и сегодня в нашем большом мире.

Традиции и современность

Путешествуя по разным странам, можно заметить, что правила вежливости каждого народа - это подчас очень сложное слагаемое из национальных традиций и обычаев и международного этикета. С национальной традицией приходится чаще всего встречаться на месте. При этом естественно, что хозяева ожидают от чужестранного гостя внимания, интереса к своей стране, уважения к своим обычаям.


Выражение: "Не заслуживает восхищения тот, кто ничем не восхищается", на наш взгляд, применимо к заграничным путешествиям. Но хотелось бы тут же сказать, что и не заслужит уважения хозяев тот, кто всем восхищается без разбора.

Вдумаемся в мысли, высказанные великим итальянцем Франческо Петраркой - они и сейчас звучат современно. "Я достиг Германии и берегов Рейна, - писал Петрарка из Аахена, - внимательно наблюдая нравы людей и наслаждаясь созерцанием некоторых стран. Я сравнивал все с тем, что есть у нас, и, хотя повсюду видел много прекрасного, не стыжусь своего итальянского происхождения и даже, если говорить откровенно, еще больше восторгаюсь своей родиной".

Путешествуя, вы не раз столкнетесь с непривычным. На Востоке, допустим, вас может удивить, что суп подают в конце обеда. Узнав, что так там принято, в гостях или в ресторане не следует по этому поводу шутить, а также требовать суп в начале еды. Хозяева могут обидеться. Не случайна русская пословица: "В чужой дом со своим уставом не ходят". А африканцы то же самое говорят по-своему: "В деревню, где живут одноногие, надо идти на одной ноге".

В Японии, например, хозяева будут долго извиняться за то, что им нечем угостить гостя, хотя стол ломится от кушаний. Во многих южных странах, да и в наших Среднеазиатских республиках гостей часто принимают во дворе, который является как бы продолжением дома. В традиционной турецкой семье вас могут пригласить провести время в бане, являющейся своеобразным клубом. Там беседуют, играют в шахматы и нарды, слушают певцов и рассказчиков.

Во многих мусульманских странах довольно строго соблюдается запрет на употребление спиртных напитков. Нередко их не разрешается ввозить даже в качестве сувениров.

А вот еще интересные "мелочи". Путешественники отмечает, что в Таиланде не принято говорить о жаре, чтобы не обидеть местных жителей. Бразильцы обижаются, если вы носите тропический шлем - будто бы вам жарко, в их стране! Англичане будут потрясены, если вы опоздаете на встречу даже минут на пять-десять. Кстати, в Англии любят рассказывать историю о некой леди, которая обещала прийти к обеду, но не пришла. Хозяйка подождала ее пять минут и предложила всем сесть за стол без этой гостьи. "Она, наверное, сломала ногу", - сказала хозяйка. И действительно, через несколько минут по телефону попросили передать извинения от леди X., которая не смогла прийти на обед, так как по дороге сломала ногу.

Обо всем этом можно прочитать, узнать из рассказов друзей, готовясь к той или иной поездке, встрече, а также вынести из своего опыта путешествий. Но, право же, всего предвидеть невозможно. Требуется внимательное отношение к обычаям других народов, изучение их "на месте". А порой стоит попробовать взглянуть на вещи глазами жителей той страны, которую посещаете. И помнить о том, что в гостях мы должны, конечно, не навязывать свои правила, а приспосабливаться к местным, если они не противоречат принципам нашей морали.

Как писал английский писатель О. Голдсмит: "Только тот истинно воспитан, кто понимает, при каких обстоятельствах следует держаться национальных привычек, а когда можно пренебречь тем, что так неукоснительно соблюдается на родине. Ученый-путешественник сразу примечает, что мудрецы одинаково учтивы в любой стране, тогда как дураки бывают учтивы лишь дома".

По нашему поведению за рубежом судят о нашей Родине, народе в целом. Помня об этом, надо как можно строже соблюдать правила этикета. О чувстве гражданской ответственности за границей хорошо написал в свое время отец первого наркома иностранных дел СССР Георгия Васильевича Чичерина В. Н. Чичерин, работавший сотрудником Российской миссии в Бразилии: "Чтобы возбудить жизнь в любом человеке, дай ему дипломатический пост; тогда он ответственен за весь народ, частное самолюбие сливается с общим".

Сегодня огромное внимание к вопросам международного этикета объясняется не в последнюю очередь тем, что поездки за границу становятся явлением повседневной жизни. Совершают их уже не сотни и не тысячи, а миллионы людей. Постоянно растет число иностранцев, посещающих нашу страну, приезжающих лично познакомиться с жизнью советского народа, с успехами, достигнутыми в строительстве коммунистического общества. Как мы уже говорили, основные цели поездок - деловых да и туристских тоже - это ознакомление с жизнью и культурой народов, укрепление дружбы и взаимопонимания. Порой из-за неумения вести себя у некоторых путешественников эти цели остаются благими пожеланиями.

"Американцам надо понять, - отмечается в пособии по этикету, изданном Институтом этикета имени Эмили Поуст в США, - что Далеко не все покупается за доллары... Доллары, фунты, франки, песо, лиры... Да, за них можно купить украшения или сувениры, но за них не продается ни доброжелательность, ни восхищение, ни симпатия". Конечно же, далеко не все американцы таковы. Многие с большим уважением и тактом ведут себя за рубежом. Но ведь за границей и по поведению одного человека судят о его стране. К сожалению, нарушителей этикета много. Этим и вызвано издание в последние годы в ряде капиталистических стран специальных наставлений по этикету. В них даются рекомендации о том, как вести себя за границей, в том числе в ряде конкретных стран, особенно часто посещаемых туристами.

Вот девять основных правил, которые рекомендует путешественникам Генеральное европейское управление по туризму.

1. Не забывайте, что в своей стране вы всего лишь один обыкновенный гражданин среди миллионов сограждан, в то время как за границей вы "испанец" или "француз". От ваших поступков зависит мнение о вашей стране.

2. Если вам покажется ненароком, что за границей все хуже, чем на родине, оставайтесь всегда дома. А если покажется, что все лучше, не возвращайтесь на родину, у вас ее нет.

3. За границей не шумите, ведите себя спокойно.

4. Не привлекайте внимания своей одеждой. Одеваться надо скромно, согласно общепринятым стандартам.

5. Петь можно лишь тогда, когда вас об этом просят.

6. Не старайтесь отличиться там, где заведомо известно, что вы проиграете. А выиграв, не слишком бурно выражайте свою радость.

7. Помните о том, что красочные выражения вашего языка не всегда в прямом переводе совпадают с иностранными.

8. Старайтесь разобраться в том, что вам незнакомо, что видите впервые.

9. Не пытайтесь поучать, лучше учитесь сами.

Английский автор Барбара Картлэнд перечисляет часто встречающиеся ошибки, которые англичане делают во Франции, Швейцарии, Италии и Испании, нарушая основные правила поведения в этих странах. Ознакомление с наблюдениями Б. Картлэнд может оказаться небесполезным.

Во Франции англичане:

- курят в кино и театрах;

- носят спортивную и пляжную одежду в ресторанах и гостиницах;

- ведут себя в церкви, как в общественном парке;

- переходят улицу там, где это запрещено;

- допоздна шумят в гостинице и на улице;

- не дают положенных чаевых официанту в ресторане или гардеробщику в театре.

Англичанки снимают шляпки в католических храмах, а надо, наоборот, надевать, а их спутники не снимают головного убора в лифте в присутствии дамы.

В Швейцарии англичане:

- появляются на улицах в, теннисках, а порой и в майках;

- курят в вагонах для некурящих;

- сорят на улицах (а швейцарцы до фанатизма любят чистоту!).

В Италии и Испании англичане заходят в церковь в пляжной одежде. В свою очередь, англичанки шарахаются от каждого улыбающегося испанца и итальянца думая, что у него дурные намерения...

Конечно, турист может попасть в разные ситуации. Его могут обсчитать в ресторане или подать холодный бифштекс и теплое пиво, разместить в не слишком чистом номере в отеле и т. п. По этому поводу хочется дать несколько советов. Претензии следует предъявлять не коридорной в гостинице или повару в ресторане, а той организации, которая вас обслуживает, своему гиду, директору отеля или ресторана. Претензии высказывает руководитель группы в корректной форме, спокойным тоном. Ведь от ошибок никто не застрахован. Не надо думать, что, пользуясь вашим незнанием местных правил и языка, вас везде стремятся обмануть. Напротив, предупредительность по отношению к гостям составляет основу работы хорошего отеля, ресторана, кафе.

С одним советским туристом в Марселе произошел любопытный случай. Спустившись из своего номера в гостинице на первый этаж, он вспомнил, что забыл выключить кран в ванной. Поднявшись обратно, ужаснулся: вода залила не только ванную, но и жилую комнату. В страхе за свою оплошность он вызвал горничную. Та попросила его обождать внизу. Момент "расплаты" неумолимо приближался. Вот он видит - к нему приближается целая процессия служащих отеля. Но... вместо того, чтобы ругать его, требовать оплатить повреждения, они извиняются. Служащие просят простить их за то, что не объяснили в свое время правила пользования кранами в ванной. Не прошло и получаса, как весь номер был перестелен пушистым ковром, чемоданы вытерты, а в вазе стояли цветы. Спору нет, случай не совсем обычный. Своим вниманием администрация гостиницы выразила, конечно же, уважение к советским гостям. В то же время служащие отеля действовали по этикету, который им преподали еще при найме на работу. Но, как бы то ни было, воду выключать забывать не следует.

Бывает, конечно, и довольно часто, другое отношение. И ужин вовремя не подают, и салфетки не слишком чистые, и официант не очень любезен. Что же, терпите. Англичане же в таких случаях советуют прибегнуть к разговорнику ругательств, составленному на пяти языках - английском, французском, немецком, итальянском и испанском. Для обмена "любезностями" с официантом английскому туристу, в частности, предлагаются такие выражения, как: "Сколько раз вы подогревали это блюдо?", "Я никогда еще не пробовал столь вкусного супа из воды..."

Советы, которые даются в таких разговорниках, неприемлемы для советских людей. Они порой оскорбляют человеческое достоинство. Чего стоит, к примеру, фраза, которую рекомендуется обращать к электромонтеру, пришедшему вставить лампочку в номере: "Вытри свои грязные ноги, прежде чем входить".

Грубый стиль общения с людьми вообще должен быть исключен из нашего этикета. Как раз по этой причине рекомендации некоторых западных авторов нам не подходят.

Большинство пособий по этикету, изданных в капиталистических странах, страдает двумя главными недостатками - субъективизмом и пренебрежением к простым людям, к трудящимся. Субъективизм выражается в неправомерных обобщениях традиций и норм поведения в тех или иных странах.

Так, западногерманский автор Гертрудис Охайм пишет о французах, как о нации негостеприимной. Французы, по его мнению, не любят принимать гостей. Английская кухня, безапелляционно заявляет тот же автор, отвратительна. Б. Картлэнд, в свою очередь, не упускает случая попрекнуть немцев в отсутствии чувства юмора.


Цитирование подобных нападок можно было бы продолжить. Но лучше прервем это не очень приятное занятие. Нам эти пособия не помогут. Нельзя ехать в какую-либо страну с предвзятым отношением к ее народу.

Если хочешь, чтобы поняли тебя, вначале постарайся понять других. Потому, отправляясь в поездку, необходимо ознакомиться не только с политическим строем и экономическим развитием, но и с историей, культурой, национальными традициями страны, куда вы едете.

Превосходный образец поведения за границей показывает нам В. И. Ленин. При всей напряженности своей революционной работы, он находил все-таки время для изучения жизни, культуры и людей, окружавших его. Долгие годы теплые воспоминания о "каприйском русском" хранили местные рыбаки. "Был в нем некий магнетизм, который притягивал к нему сердца и симпатии людей труда, - писал А. М. Горький. - Он не говорил по-итальянски, но рыбаки Капри, видевшие и Шаляпина, и немало других крупных русских людей, каким-то чутьем сразу выделили Ленина на особое место".

В 1895 году, будучи первый раз за границей, в Берлине, Владимир Ильич по вечерам гулял "по разным народным вечерам и увеселениям", что давало ему возможность, писал он в письмах к родным, "изучать берлинские нравы и прислушиваться к немецкой речи",

М. И. Ульянова в своих воспоминаниях писала: "Присматривается Владимир Ильич и к чешской жизни, будучи проездом в Чехословакии, и жалеет, что не изучил чешского языка; красочно описывает жизнь и нравы галицийских крестьян, которые он имел, возможность наблюдать, живя в Галиции; карнавал на улицах с борьбой конфетти и серпантина в Мюнхене и т. д. Жизнь он любил во всех ее проявлениях и умел, как редко кто, широко наблюдать и изучать ее".

Уже в первых декретах Советской власти, разработанных В. И. Лениным, подчеркивалось, что молодая социалистическая республика относится с одинаковым уважением ко всем народам, большим и малым, народам Запада и Востока.

Интернационализм присущ не только нашей внешней политике на всем протяжении истории Советского Союза. Он стал одним из важнейших принципов морали советского человека, его стиля поведения. Одним из принципов морального кодекса строителя коммунизма является братская солидарность с трудящимися всех стран.

О достоинстве и деликатности

Деликатность - слово не русское, но так получилось, что оно очень емко стало выражать то, что мы имеем в виду, когда говорим о чутком, тонком, даже, если хотите, несколько щепетильном отношении к окружающим, к их чувствам.

С самого рождения нас окружает национальная культура, которая играет главенствующую роль в формировании наших обычаев, привычек, взглядов. Вместе с тем общность национальной культуры не исключает разнообразия личных вкусов.

Когда же встречаются представители разных народов, расхождения в оценке тех или иных явлений, манеры поведения, естественно, могут быть намного большими. Чужие обычаи могут показаться странными, одежда некрасивой, пища невкусной, манеры поведения излишне чопорными или, наоборот, вульгарными.

Но из этого первоначального впечатления, как правило, к тому же поверхностного, ни в коем случае не должно рождаться неуважение к культуре другого народа. И совсем недопустимы нарочито громко выражаемые "мысли вслух": "Как дико они наряжаются! Какая отвратительная пища! У нас никто не стал бы слушать эту убогую музыку!"

Нелепо, например, обвинять англичан в скаредности на том лишь основании, что, принимая вас у себя дома, они не станут уставлять стол яствами, а ограничатся весьма скромным, по нашим понятиям, обедом с неизменным ростбифом или даже подачей сандвичей, сластей, напитков, кофе. У них так принято. Они считают, что в гости ходят не для того, чтобы поесть, а для встречи с людьми, которые вам симпатичны и с которыми приятно провести вечер за интересной беседой.

Кстати, подобный прием гостей весьма удобен и рационален. Нет необходимости расходовать значительные средства из семейного бюджета на угощение, что позволяет принимать у себя друзей не раз и не два в месяц, а гораздо чаще. Кроме того, хозяйка, освобождаемая от бесчисленных хлопот по закупке и приготовлению пищи, может спокойно беседовать с гостями, не опасаясь, что на кухне либо подгорит, либо остынет какое-то блюдо.

Хотелось бы предостеречь вот от чего. С деликатностью следует обращаться деликатно. Излишняя деликатность может легко превратиться в льстивость, привести к ничем не оправданному восхвалению увиденного за границей. Бесконечно повторяемое: "Ох, как это чудесно (прекрасно, великолепно)! Ничего подобного у нас нет!" - может породить у хозяев подозрительность в искренности ваших слов. Или, более того, усомниться в вашей любви к родному.

Дабы не показаться некультурными и невоспитанными, иные люди убеждены, что не следует искренне говорить о своих впечатлениях и чувствах. Такие люди будут усиленно скрывать, что впервые что-либо видят, слушают, пробуют на вкус, так как убеждены, что в противном случае их сочтут невеждами. В присутствии иностранцев они стыдятся многих национальных обычаев и традиций, а восторгаются теми, что увидели за границей. Когда же иностранцев поблизости нет, с ними происходит неожиданная метаморфоза - все иностранное решительно отвергается.

Советский писатель Д. Гранин в книге "Неожиданное утро", рассказывая о манере поведения Зои Семеновны, вместе с ним совершившей поездку в Англию, очень точно охарактеризовал именно эту категорию людей.

Вот как описывает Д. Гранин поведение Зои Семеновны в гостях у английской семьи Маклистеров. Гарри Маклистер угостил Гранина виски, и тот, попробовав напиток, похвалил.

Для рассказа о том, как протекали дальнейшие события, предоставим слово непосредственно Д. Гранину.

"Зоя Семеновна незаметно толкнула меня в бок.

- Неудобно, - прошептала она. - Подумают, что мы дикари, первый раз видим виски.

- Но я действительно никогда не пил такого виски.

- Все равно не надо этого показывать.

- Послушайте, Гарри, - сказал я громко, - вы пили когда-нибудь хлебный квас?

- Нет, - сказал Маклистер, - что это за штука?

- А брагу вы пили? А самогон? Вот видите, дорогая Зоя Семеновна, и тем не менее он культурный человек. Почему я должен знать про это виски, если он не знает про квас?

...Я чувствовал, что она стыдится перед нашими хозяевами. за меня и всячески доказывает за нас обоих, что эти виски и сандвичи нам не в диковинку, никакого кваса у нас нет, а если и есть, то от наших предков, которых мы тоже осуждаем за квасной патриотизм, и вообще мы - это вовсе не мы, потому что не могут англичане уважать самовар, валенки, моченую бруснику, - они могут уважать только спутники и лазеры. В то же время она восторгалась дымным английским камином и крохотным жалким садиком и не смела поморщиться от непривычного невкусного английского чая с молоком и от идиотской системы умывальников без смесителей, где мыться можно либо кипятком, либо ледяной водой. Не то чтобы она убежденно преклонялась перед английским - все это происходило, разумеется, бессознательно, и самоотрицание ее было бессознательным, и какое-либо преклонение она, разумеется, не признавала. Когда же мы оставались без англичан, она исполнялась высокомерия и всячески отвергала уклад их жизни, опять же не в силу убеждения, не потому, что ей и впрямь не нравилось, а скорее из жажды самоутверждения".

Так, неверное представление о том, каким должно быть поведение культурного, воспитанного человека, послужило источником проявления характера, к которому мы вряд ли можем испытывать симпатии.

В какое бы путешествие за границу мы ни отправлялись, наш главный "багаж" будет непременно состоять из горячей любви к Родине, к бережно сохраняемым национальным обычаям и традициям, и в нем всегда найдется место для лучшего, что создано мировой культурой. Все наше поведение должно определяться именно любовью к своей стране, своему народу и уважением к чужой культуре.

Быть подлинным интернационалистом значит быть патриотом. Вспомним прекрасные слова нашего великого соотечественника Н. Миклухо-Маклая. "...Чувствовать себя сыном человечества, - сказал он однажды английскому журналисту, - не значит забыть родной дом. Я еще не встречал человека с нормальной психикой, который был бы холодно беспристрастен к матери".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"