БИБЛИОТЕКА
ЭСТЕТИКА
ССЫЛКИ
КАРТА САЙТА
О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Научно-техническая революция и задачи ИСМЕ

Разрешите мне еще раз - теперь уже лично - сказать Вам от всей души спасибо за большую честь, которую Вы оказали мне, избрав меня на Тунисской конференции 1972 года Почетным президентом нашей организации - ИСМЕ.

Я понимаю, что эта честь относится не только ко мне лично. Все, что я сделал, как композитор и педагог, оказалось возможным благодаря высокому уровню музыкальной культуры в моей стране. Я лишь один из огромной армии советских музыкантов. Поэтому, избрав меня Почетным президентом ИСМЕ, Вы оказали честь не только лично мне, но и множеству моих коллег - хороших музыкантов, хороших педагогов и хороших людей. И я сердечно благодарю Вас не только от своего, но и от их имени также.

И еще два слова в этой связи. Я в полную меру осознаю, что значит получить почетное звание, ранее принадлежавшее Золтану Кодаю. Я никогда не забуду нашей первой встречи - в Будапеште в 1946 году и нашей последней встречи -в Интерлохене в 1966 году, Золтан Кодай всегда был для меня вдохновляющим примером того, как композитор жертвует своим творчеством ради детей, ради их музыкального воспитания.

Золтан Кодай дал всем нам пример бескомпромиссной любви к искусству и глубоко уважительной преданности детям.

И мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы дух великого музыканта Золтана Кодая не исчез из атмосферы нашей организации, чтобы его идеи по-прежнему вдохновляли нас и направляли нашу деятельность.

Сегодня я хотел бы высказать некоторые свои сообряжения, касающиеся дальнейшего развития нашей общей работы.

...В последние годы по самым разным поводам, к месту и не к месту принято говорить о научно-технической революции. Это стало признаком "хорошего тона". Это стало даже модой. Не прошла эта мода и мимо музыки.

Во-первых, объясняя это влиянием научно-технической революции, те, кто говорит и пишет о музыке, обязательно стремятся придать своим высказываниям и писаниям научный характер при помощи несвойственной музыке (и вообще искусству) терминологии.

Симфонии Бетховена и Шостаковича богаты жизненным содержанием? Нет, что вы - они несут в себе "богатую информацию"!

Музыка Шопена и Чайковского понятна, доступна широким кругам слушателей? Избави бог - она "коммуникабельна"!

Детям для занятий музыкой надо создать наилучшие условия? Ну зачем пользоваться такими устаревшими словами - им надо создать "оптимальные" условия!

Думаю, что число подобных примеров каждый из вас может привести сколько угодно. Парадоксально то, что слишком часто вся эта квазинаучная терминология служит лишь ширмой, призванной скрыть отсутствие подлинных, тем более новых, мыслей. Соскребите эту терминологическую шелуху, и вы зачастую не найдете ничего, кроме банальных истин, полной научной беспомощности.

Во-вторых, не так редко сегодня можно услышать утверждение, что в эпоху научно-технической революции музыка должна стать совершенно непохожей на музыку, какой она была известна человечеству до сих пор; что должны быть перерублены все корни, связывающие творчество современных композиторов с музыкой народной и музыкой классической.

Утверждают, будто мелодия отжила свой век, что главная роль принадлежит сегодня только ритму, что главное в музыке - динамика, что созерцательные эпизоды в музыке сегодня такой же анахронизм, как описание природы в литературе или лирические пейзажи в кинофильме. Стремительность движения, быстрая смена кадров, нервные ритмы, громкое звучание, интеллектуальный конструктивизм - таковы по довольно распространенному в некоторых музыкально-любительских и даже музыкально-профессиональных кругах важнейшие признаки музыки наших дней.

И, как это часто бывает, здесь смыкаются крайности- уродливые течения так называемого авангардизма с его мертвенно-бездушными, рационалистически сконструированными опусами и болезненно-взвинченной, нестерпимо громко звучащей, благодаря мощной электроаппаратуре, поп-музыки. В некоторых кругах, особенно среди молодежи, именно такая музыка и считается музыкой, истинно отражающей век научно-технической революции.

Наконец, в-третьих. Говорят, будто бы в век научно-технической революции искусство вообще исчезает из жизни человека, что эмоции не нужны, когда развивается интеллект. В лучшем случае за музыкой сохраняется право на существование в качестве необязательного хобби, а главным образом в качестве легкого, бездумного развлечения. Как это ни удивительно, подобный взгляд высказывается иногда людьми, претендующими на образованность, культурность, интеллигентность. Но примечательно то, что против таких нелепо нигилистических воззрений (во всяком случае в нашей стране) решительно выступают прежде всего крупные ученые, деятели науки и техники, космонавты и инженеры. Они с полным основанием утверждают, что, чем большую роль в жизни человека будет играть техника, интеллектуальный расчет и конструкция, тем больше будет расти потребность в духовной пище, в эмоциональных переживаниях, а значит, и в искусстве,

И все-таки надо ответить на вопрос: в чем выражается влияние научно-технической революции на музыку? То, что влияние это существует, отрицать нелепо, ибо музыка - часть жизни, следовательно, она не может оставаться вне процессов, происходящих в жизни, тем более процессов таких фундаментальных, как научно-техническая революция.

Изменения в терминологии, в характере музыки и даже в ее социальной функции в обществе происходили постоянно, на протяжении всей истории музыкального искусства. Следовательно, эти изменения нельзя считать характерными именно для века научно-технической революции.

Характерным, поистине революционным следствием научно-технической революции явилось развитие могучих технических средств массового распространения музыки: кино, радио, грамзапись, телевидение, магнитозапись, транзисторы и т. п.

Эти великие изобретения решительно изменили всю систему отношений между музыкой и людьми.

Любая музыка, исполненная в любой точке земного шара, может быть в ту же минуту услышана в любой другой точке нашей планеты и даже в космическом пространстве. Записанное на пленку или пластинку любое музыкальное произведение в любом исполнении может быть сохранено на века и воспроизведено где угодно и когда угодно.

Музыка практически стала доступной всему человечеству в самом прямом и точном смысле этого слова. Вот настоящее чудо и величайшее благо, принесенное научно-технической революцией, решительно изменившее характер современной музыкальной культуры и перспективы ее дальнейшего развития (об отрицательных сторонах этого великого чуда, а они есть, увы, даже в самых прекрасных чудесах! - я сейчас говорить не буду - это особая тема).

Какие же выводы должны из всего сказанного сделать для себя мы - педагоги, воспитатели, пропагандисты, просветители, композиторы, исполнители, музыковеды?

Прежде всего, мы должны до конца осознать и почувствовать подлинно массовый масштаб наших задач. Все люди мира получили доступ к музыке, следовательно, все люди мира должны быть подготовлены к восприятию музыки, у всех людей мира должен быть развит высокий музыкальный вкус, все люди мира должны испытать благотворное влияние музыки на их духовный мир - их идейность и нравственность. И конечно, в первую очередь это относится ко всем детям мира.

Пусть эти слова кое-кому кажутся сегодня утопией, несбыточной фантазией, но, право же, гораздо более утопично прозвучали бы слова о возможности записи музыки на пленку, если бы они были сказаны в эпоху Баха и даже в эпоху Шопена или Мусоргского. И какой несбыточной фантазией показались бы Моцарту или Вагнеру слова о том, что их оперы, звучащие в театрах Вены или Байрейта, могут быть услышаны на севере России или на юге Австралии!

Трудно предвидеть, сколько лет и десятилетий понадобится для того, чтобы задача, о которой идет речь, была полностью решена. Нашему поколению ее, конечно, не решить. Вероятно, не сможет ее решить и поколение наших детей. Может быть, поколение наших внуков?.. Вспомним Золтана Кодая: говоря на торжественном открытии Дома культуры в селе Дунапатай о всеобщем музыкальном воспитании венгерских школьников, он произнес слова - "столетний план" и тех, кто с иронией отнесся к этим словам, назвал "глупцами".

Ну что ж, может быть и сто лет. Но что такое сто лет в сравнении с тысячелетиями, которыми мы измеряем историю мировой культуры! Не нужно бояться никаких сроков, когда речь идет о такой могучей силе воспитания человеческого сердца и человеческого интеллекта, как искусство! И не надо забывать, что осознанная и поставленная задача - это уже задача, наполовину решенная.

И если наша организация называется Международным обществом по музыкальному воспитанию, то никто не должен думать, что речь идет о музыкальном воспитании лишь некоторых, избранных детей. Нам прежде всего нужна убежденность в том, что речь идет о музыкальном воспитании всех детей, живущих во всех странах, на всех континентах мира, независимо от их расовых, социальных, религиозных и всяких иных различий. И нам надо постоянно думать о путях решения этой грандиозной задачи, о расширении и совершенствовании этих путей, об ускорении движения по ним к далекой, но ясной цели.

Одна из наибольших сложностей заключается в чрезвычайном различии уровней музыкального развития, на котором находятся разные люди и группы людей в современном мире (я не касаюсь различия национальных культур - эта важнейшая проблема не раз уже обсуждалась на наших конференциях).

Особенность деятельности ИСМЕ заключается в том, что нам приходится иметь дело и с "элитой", достигшей вершин музыкальной культуры, и с теми, кто по сути дела с музыкой вовсе не соприкасался. Я убежден, что в первую очередь нам надо думать во всяком случае не об "элите". Иначе мы безнадежно уйдем от решения стоящей перед нами глобальной задачи массового музыкального воспитания. <...>

Вернусь к проблеме языка, на котором мы обращаемся к массовому слушателю в своих лекциях, беседах, к массовому читателю, для которого пишем свои статьи, учебники, книги. Вопрос этот далеко не второстепенный, и на нем следует особо сосредоточить внимание. Ведь речь идет о многомиллионных массах людей, которым мы должны помочь подняться от полного незнакомства с музыкой, от самых ее начальных азов до самых высоких вершин.

Мы должны научиться рассказывать о великом искусстве музыки, не упрощая и не прибедняя его, на доступном, понятном и - главное - увлекательном языке. Это трудно, очень трудно! Но кто сказал, что быть музыкальным воспитателем - легко?! Значит, надо учиться! Потому что разговор с массовым слушателем (будь то первоклассники, рабочая аудитория или студенчество) на языке недоступном, непонятном, неувлекательном великолепно выполняет лишь одну функцию - отвращает от музыки даже тех, кто инстинктивно к ней тянется. И тогда музыкант-педагог, лектор, пропагандист становится первым врагом самому себе, врагом тому делу, которому хотел бы служить всей своей жизнью.

В условиях массового музыкального воспитания слово о музыке (слово напечатанное и особенно устное) играет колоссальную роль. Оно нужно вовсе не для того, чтобы "пересказывать" содержание музыки или детально разбирать ее структуру. Это, с моей точки зрения, наихудшее применение слова в деле массового музыкального воспитания. Сила умного и увлекательного слова заключается в том, что оно способно настроить любую аудиторию на нужную "эмоциональную волну", подобно тому, как мы настраиваем на нужную волну радиоприемник или телевизор.

* * *

Краткий итог. Гигантское значение научно-технической революции заключается в том, что музыка стала практически доступна всем, каждому человеку на земном шаре.

Следовательно, наши усилия должны быть направлены на то, чтобы сделать подлинную музыкальную культуру тоже достоянием всех, каждого человека на земном шаре.

Поэтому можно смело утверждать, что успехи в области подлинно массового музыкального воспитания и подлинно массового распространения музыкальной культуры - первейшее свидетельство выполнения высокой и благородной роли ИСМЕ в развитии духовной культуры человечества в век научно-технической революции.

Перт (Австралия), 1974.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2013-2015
При копировании материалов просим ставить активную ссылку на страницу источник:
http://Etika-Estetika.ru/ "etika-estetika.ru: Этика и эстетика"